На фоне опасений о передаче Facebook персональных данных государству и третьим лицам мы не успеваем задуматься, что добровольно отдаем гораздо более ценную информацию — биометрическую, пишет журнал Forbes.

Существует огромное количество инструментов биометрической идентификации: голос, сердцебиение, походка, рисунок вен, сетчатка глаза и многие другие. Вы не задумывались, почему компания с капитализацией в $1 трлн, которая может позволить себе любой технологический каприз, из всех возможных вариантов и комбинаций выбирает… распознавание лица?

Почему именно этот способ? Ведущие производители смартфонов из Samsung и Huawei тут же подхватывают моду в новых моделях. Есть довольно страшная версия того, что произойдет, если эта система станет массовой для всех мобильных устройств.

Сейчас информации о безопасном хранении биометрии можно верить (хотя бы потому, что никто не мог доказать обратного, обрушив акции компании). Но подвох в том, что если Apple или Google все же однажды решат эти данные кому-то передавать в одной из будущих версий своих продуктов, никто им не помешает, так как кликнув «я согласен» в политике пользователя, со своими данными вы простились раз и навсегда. Исключением из правил пока является Европа, где в мае этого года вступил в силу закон GDPR (General Data Protection Regulation), который призван жестко наказывать компании за злоупотребления приватными данными без ведома владельца. Штрафы измеряются в процентах от годового дохода компании, поэтому относятся к закону серьезно.

Те, кто смотрел сериал Lie to me, в курсе, что даже незначительные неконтролируемые микродвижения глаз, сокращения зрачков, дрожание губ и еще тысячи комбинаций микроскопических мимик можно с высокой степенью вероятности использовать для того, чтобы идентифицировать психологическое состояние человека — определить, лжет он или нет, находится в состоянии возбуждения или депрессии. Это не фантастика: сериал создан на основе работ Пола Экмана, помогающего спецслужбам в реальной жизни. Эксперт его уровня, равно как и любой опытный сотрудник ФСБ или спецагент ФБР, анализируя мимику, сможет сказать о человеке если не все, то очень многое.

Точность моделей, если верить Полу Экману, изобретателю методологии, может достигать 80%. Правда для этого требуется длительное наблюдение за испытуемым. Но индустрию контекстной рекламы устроит и куда меньшая точность: потребителей миллиарды, и необязательно точно угадывать состояние каждого из них. Мир высоких технологий, где микрофоны и мобильные камеры есть в каждом мобильном устройстве, может собрать необходимые данные, принудительно включая в нужный момент микрофон и камеры. Это исключительно вопрос желания. И юридически правильной формулировки в соглашении пользователя.

Безусловно, для создания рабочих моделей искусственного интеллекта, способных определять микроэмоции, потребуется обучение алгоритмов и довольно большая выборка «подопытных» людей. Но это вряд ли станет проблемой. Сегодня машины уже довольно точно определяют на фотографиях лица и предметы для поисковых нужд (задача, еще 10 лет казавшаяся неподъемной), поэтому такая узкая задача, как определение микроэмоций, тоже может быть решена. Причем в ближайшее время.