Правительство не будет повышать налоги на компании, выигравшие от ослабления рубля, заявили по итогам совещания в пятницу первый вице-премьер, министр финансов Антон Силуанов и первоначальный автор этой идеи, помощник президента РФ Андрей Белоусов, сообщает «Коммерсантъ». В середине августа он предложил собрать 500 млрд руб. налогов с экспортных компаний, на экономику которых положительно повлияло ослабления рубля. В этом виде подобная идея не была поддержана в правительстве.

В пятницу на совещание, на котором присутствовали господа Силуанов и Белоусов, а также глава Минпромторга Денис Мантуров, пришли представители десяти крупных компаний, в том числе СИБУРа, ММК, «Полюса», «Северстали», НЛМК, «Евраза», «Мечела», АЛРОСА, «Уралхима и «Акрона».

По итогам встречи Андрей Белоусов сообщил, что до середины октября рабочая группа «определит направления вовлечения бизнеса в государственную повестку». Как уточнил Антон Силуанов, речь идет о том, что государство «подскажет интересные направления для инвестиций», но деньги у компаний «изыматься и перераспределяться не будут». При этом правительство готово обсуждать стимулы для инвестиций, в частности специнвестконтракты, субсидирование ставок по кредитам, концессии, возможен также выпуск инфраструктурных облигаций. Глава РСПП Александр Шохин, в свою очередь, отметил необходимость «в ближайшее время договориться по механизму СПИК 2.0».

Андрей Белоусов заявил, что надеется на привлечение в важные инвестпроекты 200–300 млрд руб. от указанных компаний, при этом назвав цифру 500 млрд руб. в качестве верхней оценки. «Ни о каких обязательных действиях по «заталкиванию» бизнеса в реализацию таких проектов речи не идет,— пояснил господин Белоусов,— но, безусловно, и обществу, и правительству будет интересно смотреть, насколько бизнес готов подставить плечо под реализацию такой общественной повестки». Говоря о финансовых масштабах таких проектов, он упомянул, что ослабление рубля на 10 руб. за доллар дало ненефтегазовым экспортным компаниям 700 млрд руб. дополнительной выручки. Но, подчеркнул он, «слово «изъятие» в таком кондовом смысле не стояло никогда».