27 июня лондонское подразделение Deutsche Bank направило письмо в правительство России. «Ведомости» ознакомились с текстом письма. В нем Deutsche Bank указал, что анализирует предоставляемые правительству России услуги и имеющиеся у него документы в рамках практики Know your customer (KYC, «знай своего клиента»). Последняя подразумевает процесс идентификации клиента и получения сведений о нем для предотвращения отмывания и легализации средств, а также финансирования терроризма.

В соответствии с политикой банка и требованиями регуляторов в юрисдикциях, в которых работает Deutsche Bank, информация о клиентах должна периодически обновляться, говорится в письме. Поэтому банк может потребовать от правительства дополнительную документацию. «Невозможность получить самую свежую информацию от вашей фирмы», сказано в письме Deutsche Bank, «может потребовать от нас прекратить наши деловые отношения». Банк попросил российское правительство связаться с ним: если этого не произойдет в течение 30 дней, банк может выслать уведомление о намерении прекратить деловые отношения. Получается, что срок ответа истек еще в июле.

Представитель Минфина подтвердил получение письма, но детали комментировать отказался. Он добавил, что аналогичных «запросов от других банков не поступало».

Два чиновника финансово-экономического блока сообщили, что правительство ответ направлять не стало. Но они добавили, что и от Deutsche Bank больше извещений на этот счет тоже не поступало.

Один из чиновников недоумевает, какую еще информацию о себе правительство может дать банкирам? И шутит, что в ответ можно направить разве что Конституцию в качестве устава, а бенефициаром указать российский народ.

Представитель Deutsche Bank в ответ на вопросы «Ведомостей» сообщил, что «регулярные формальные проверки всех партнеров по всему миру являются стандартной мерой в рамках KYC-процедур».

Какие операции Deutsche Bank проводил или проводит для российского правительства, в письме не сказано, а представители банка и Минфина на эти вопросы не ответили. Два чиновника финансово-экономического блока сообщили, что им об этом также не известно.

Возможно, Deutsche Bank был андеррайтером или агентом по каким-либо сделкам с государственными облигациями, возможно, когда-то давно был подписан какой-то мандат на работу в рамках приватизации государственного имущества, говорит директор по развитию UFG Wealth Management Андрей Пожитков. По европейскому законодательству в этом случае российское правительство становится клиентом банка, объясняет он.