Власти Венесуэлы проводят одну из самых масштабных девальваций в мировой истории, в результате которой официальный обменный курс боливара будет снижен на 96%, пишет РБК. Если в пятницу, 17 августа, официальный курс доллара, установленный венесуэльским Центробанком, составлял около 248 тыс. боливаров за доллар, то новый курс, который должен вступить в силу сегодня, эквивалентен 6 млн боливаров за доллар — разница в 24 раза.

О валютной реформе объявил президент страны Николас Мадуро в телеобращении на минувших выходных. «Я хочу, чтобы страна восстановилась, и у меня есть рецепт. Доверьтесь мне», — передает его слова Reuters.

Мадуро формально не объявлял о девальвации: он сообщил, что правительство проводит деноминацию (у местных денег уберут пять нулей) и новый деноминированный боливар будет переименован в «суверенный боливар». Предшественник Мадуро Уго Чавес уже проводил деноминацию в 2008 году — тогда с банкнот убрали три нуля. Курс нового боливара будет привязан к венесуэльской криптовалюте Petro: один петро будет равен стоимости барреля венесуэльской нефти ($60), или 3,6 тыс. новых боливаров (360 млн до деноминации). Отсюда получается новый валютный курс — 6 млн старых боливаров за доллар. Но по состоянию на 20:00 мск понедельника (13:00 по времени Каракаса) новый курс боливара не был установлен, следует из данных терминала Bloomberg.

Новый курс близок к действующему в стране на черном рынке неофициальному курсу, отмечает Reuters. По данным американского экономиста, профессора Университета Джонса Хопкинса Стива Ханке, сейчас на черном рынке один доллар стоит 6,67 млн боливаров. Именно от неофициального курса в реальности зависит ценообразование на местном рынке, испытывающем острый дефицит многих основных товаров, в том числе туалетной бумаги.

В обороте должны появиться новые купюры в 200 боливаров с портретом национального героя страны Франсиско де Миранды и 500 боливаров с изображением самого Симона Боливара. Кроме того, после долгого перерыва в Венесуэлу вернутся монеты. В понедельник, 20 августа, венесуэльские банки были закрыты — готовились к выпуску в обращение «суверенного боливара».