Фото: Алексей Никольский/ТАСС

3 октября 2018 года президент России Владимир Путин произвел одну из самых ожидаемых замен в губернаторском корпусе. Он предложил 65-летнему Георгию Полтавченко, бывшему кадровому сотруднику КГБ СССР и ФСБ, а также бывшему главному налоговику Петербурга, восемь лет возглавлявшему администрацию города после ухода Валентины Матвиенко в Совет Федерации, другую работу. Полтавченко возглавит Объединенную судостроительную компанию. С учетом нынешнего положения ОСК и отсутствия у Полтавченко бизнес-опыта, это назначение можно считать почетной (и явно достаточно доходной) пенсией.

Временно исполняющим обязанности губернатора назначен полпред президента в Северо-Западном федеральном округе Александр Беглов. Это назначение замкнуло 15-летний исторический цикл: в 2003 году после отставки с поста губернатора северной столицы Владимира Яковлева именно Беглов исполнял обязанности главы городской администрации до избрания Валентины Матвиенко. Беглов и обеспечил тогда победу Матвиенко на губернаторских выборах.

И отставка Полтавченко, и назначение Беглова — пожалуй, важнейшие пока кадровые решения Путина в новом президентском сроке. О возможном досрочном уходе Полтавченко с поста губернатора Санкт-Петербурга говорили как минимум два года. В частности, ему припоминали ответственность за громкий политический скандал, возникший из-за решения передать РПЦ Исаакиевский собор. О нем сам Полтавченко объявил неожиданно объявил в конце 2016 года. Когда конфликт начал разгораться, спровоцировал массовые уличные акции протеста и попытки провести городской референдум, федеральные власти заявили, что передача собора церкви — личная инициатива губернатора.

Еще один громкий скандал вызвало появление в Петербурге моста имени Ахмата Кадырова в Петербурге, а также то, что Полтавченко во время визита в город Рамзана Кадырова на видео кричал лозунг «Ахмат — это сила» в поддержку одноименного чеченского футбольного клуба. В Петербурге, где болеть за «Зенит» стало важнейшим атрибутом в том числе местной политической культуры, это было воспринято крайне негативно. Кроме того, заместитель губернатора на нервной волне ожидания чемпионата мира по футболу выдвигал неоднозначную версию порчи крыши стадиона «Зенит-Арена» — мол, светоотражающую пленку рвут бакланы.

Наконец, сам Полтавченко, человек набожный и крайне непубличный, явно тяготился должностью руководителя второго города страны. Он сам говорил, что, по его мнению, идеальный губернатор тот, имени которого не знают горожане.

Однако, судя по публичной реакции петербуржцев на его отставку, люди как раз знали фамилию губернатора. Только при этом были уверены, что он «ничего не делает».

Сменщик Александр Беглов и в советские, и в постсоветские времена немало поработал на хозяйственных постах в Ленинграде и Санкт-Петербурге. Он уже один раз руководил городом в переходный политический период и обеспечил транзит власти в Петербурге.

Причем имя Беглова неоднократно фигурировало именно в связи с возможным назначением губернатором. Первый раз — еще в 2010 году, когда Кремль менял Юрия Лужкова на посту мэра Москвы.

Потом — в 2011-м, когда Валентину Матвиенко возвращали в Москву с поста губернатора Петербурга. Наконец, в 2017 году Беглов считался возможным сменщиком губернатора Московской области Андрея Воробьева, но тому удалось сохранить пост и выиграть выборы в сентябре 2018 года, пусть и при достаточно низкой явке.

И горожанам, и федеральному центру очевидно, что подновленный к 300-летию (а это аж 15 лет назад) Санкт-Петербург, являющийся самым туристическим городом России, явно требует развития городской среды. Речь не только о знаменитых сосулях, но и в целом эволюции исторического города в связанный инфраструктурой «самый европейский» мегаполис. И по макроэкономическим параметрам «вторая столица» явно отстает от Москвы: средняя зарплата там в июле этого года составляла 59,6 тыс. руб. при московских почти 81 тыс., хотя стоимость минимального набора продуктов питания почти идентична.

Помимо сосуль, печальную славу получили многоэтажные гетто — участки плотной застройки на окраинах Петербурга, фактически оторванные от города. При этом еще несколько лет назад Полтавченко докладывал, что администрация отклоняет все заявки на застройку «серого пояса» промзон каменными джунглями. И здесь хозяйственные способности Беглова могут оказаться кстати.

Понятно, что в Петербург достаточно сложно назначить губернатором варяга. При этом не факт, что Беглов сохранит свой пост и после выборов в следующем году. Дело не в том, что ему 62 года — в России есть главы регионов и постарше. У Беглова, в отличие, от того же Полтавченко, нет ярко выраженной политической репутации консерватора. При этом Петербург остается одним из самых политизированных городов России — выборы градоначальника там всегда были гораздо более напряженными яркими, чем, например, в Москве.

Так что, вполне возможно, Александр Беглов и на этот раз исполнит роль технического губернатора переходного периода, а на смену ему придет кто-то действительно драйвовый (по слухам из телеграм-каналов, им может стать даже глава ФАС Игорь Артемьев). В любом случае отставка Полтавченко свидетельствует, что в Питере пора не только пить.