В Стратегию пространственного развития России до 2025 года может вернуться проект строительства перехода, который соединит Сахалин с материком. Об этом «Известиям» рассказал вице-премьер Виталий Мутко.

По его словам, в правительстве идет серьезная работа, связанная с этим масштабным проектом. «Известия» выяснили у экспертов, во сколько обойдется возведение моста или тоннеля, кто может стать исполнителем этого сложного проекта и какие дивиденды его реализация принесет экономике региона.

Пока окончательного решения о возведении моста на остров Сахалин нет, сообщил «Известиям» заместитель председателя правительства Виталий Мутко, но «изучается эта тема очень серьезно».

— Стратегия пространственного развития (до 2025 года. — «Известия») будет подписана, там эта дискуссия идет (о возведении сахалинского моста. — «Известия»), — рассказал Виталий Мутко.

Кроме того, правительство готовит доклад для президента Владимира Путина по комплексному плану модернизации и расширению магистральной инфраструктуры России до 2024 года, сообщил вице-премьер. По его словам, проект возведения моста на Сахалин в этот программный документ пока что не включен.

Между тем один из разработчиков Стратегии пространственного развития России Павел Чистяков рассказал «Известиям», что проект моста на Сахалин включен в комплексный план модернизации и расширения магистральной инфраструктуры России до 2024 года. Но, по его словам, включен без денег, с припиской «Проект будет реализован в случае подтверждения грузовой базы и наличия доступных финансовых ресурсов».

— Первый вопрос — это подтверждение грузовой базы. Для начала нужно решить его. Это необходимо, чтобы сложить финансовую модель проекта, понять, какой там должен быть капгрант. А для этого нужно понимать спрос: сколько грузов там поедет и сколько смогут заплатить за этот проезд грузоотправители. Пока это не выяснено, хотя предварительная проработка была сделана летом, но с ней не все согласны, — рассказал «Известиям» эксперт.

Предварительный вариант комплексного плана модернизации и расширения магистральной инфраструктуры уже обсуждался с главой государства, пояснил «Известиям» вице-премьер. По его словам, Владимир Путин сделал некоторые замечания.

Один из факторов, сдерживающих реализацию масштабного сахалинского проекта, это ограниченность в средствах, уточнил зампред правительства.

— Есть вещи, в которые мы должны пока уложиться, — сказал Виталий Мутко. — Ресурс ограничен.

Напомним, что летом этого года президент Владимир Путин в ходе встречи с Олегом Кожемяко, занимавшим тогда пост губернатора Сахалинской области, сообщил, что поручил правительству проработать вопрос строительства моста на Сахалин. Глава государства отметил, что не хотелось бы отказываться от этого транспортного проекта.

Президент поручил проработать вопрос о строительстве моста, который соединит остров с «большой землей»

Знакомый подрядчик 

За счет каких средств будет реализован проект, если примут решение о строительстве моста на Сахалин, пока не определено. Его общая стоимость оценивается в 540,3 млрд рублей. Ранее сообщалось, что основной объем инвестиций ожидается от частных инвесторов, а РЖД может принять участие в подготовке технико-экономического обоснования.

В октябре первый замгендиректора госкорпорации Вадим Михайлов заявлял, что вопрос о финансировании перехода РЖД остается открытым и решить его должны в правительстве после выполнения предпроектных работ.

Скорее всего, строить переход будут на средства федерального бюджета — так же, как и Крымский мост, предположил директор группы корпоративных рейтингов АКРА Максим Худалов. Тот мост обошелся бюджету в 228 млрд рублей — более чем в два раза дешевле, чем плановая стоимость линии Селихин–Ныш.

крымский мост

— Такие мощные проекты не по зубам большинству игроков российского бизнеса. Скорее всего, реализовывать проект будут строители Крымского моста. Самостоятельно или в составе группы компаний. Угольные компании привлечь к инвестированию на этапе строительства вряд ли удастся, и, вероятно, они будут нести повышенную тарифную нагрузку в ходе эксплуатации, — заявил эксперт «Известиям».

Подрядные работы по Крымскому мосту выполнял «Стройгазмонтаж» Аркадия Ротенберга. Его представитель сообщил «Известиям», что компания определится с участием в стройке после того, как будет готов проект.

В одной из крупнейших российских угольных компаний СУЭК не ответили на запрос «Известий», в РЖД от комментариев отказались.

Окно на Восток 

Правительство утвердило комплексный план развития магистральной инфраструктуры

Сейчас рассматривается вопрос строительства железнодорожного моста или тоннеля на Сахалин. На каком именно варианте остановятся — пока не определено. В Минтрансе этот вопрос не комментируют. А в комплексном плане модернизации и расширения магистральной инфраструктуры России до 2024 года фигурирует лишь термин «переход».

Его строительство позволит обеспечить железнодорожную инфраструктуру для перевозки до 36,9 млн т грузов, говорится в документе. Окупить строительство перехода можно будет не менее чем за 20 лет, подсчитал глава группы АКРА Максим Худалов. Столь долгий период окупаемости связан с недорогими классами грузов, которые могли бы перевозить по новой железнодорожной линии.

— Возникает потенциал по перевозке угля. Но можно возить и более интересные грузы: нефтепродукты, зерно или контейнеры трансфером из Японии в Европу, — отметил эксперт.

вагоны с углем перевозка

На заседании комиссии по вопросам стратегии развития топливно-энергетического комплекса и экологической безопасности в августе этого года министр энергетики Александр Новак сообщал, что объем экспорта угля в восточном направлении может вырасти до 207 млн т к 2025 году, из них по направлению железнодорожных перевозок — до 195 млн т.

— Развитие этого направления сейчас ограничивается пропускной мощностью существующих портов, на востоке суммарная их мощность — около 110 млн т, мост в Еврейской автономной области поможет экспорту еще 10 млн т в год, небольшая нагрузка приходится на расширенные сухопутные коридоры под Забайкальском и Гродеково. Но этого недостаточно для достижения заявленных объемов экспорта, а переход на Сахалин мог бы этому способствовать, — считает Максим Худалов.

Хорошая мина при плохой игре

Год назад на Восточном экономическом форуме президент Владимир Путин выступил с инициативой соединения Сахалина и Хоккайдо с помощью автомобильно-железнодорожного перехода. А Игорь Шувалов, будучи тогда первым вице-премьером, заявил в сентябре 2017 года: «Сооружений будет два. Мост от материка на Сахалин, а оттуда — на Хоккайдо. Этот проект даже амбициозным назвать сложно. И грандиозный — слабо сказано. Да, в хорошую погоду сахалинцы и японцы могут видеть друг друга».

— Если будет принято политическое решение о строительстве моста на Хоккайдо с Сахалина, то это поменяет всё, — считает Павел Чистяков. — Япония перестанет быть островным государством и может перенаправить свои грузы с моря. Это откроет значительные возможности для перевозки грузов в контейнерах.

Эксперт напомнил, что у подобных мегапроектов обычно долгий предпроектный цикл, который может продлиться до 2–3 лет.

— Сейчас проект в низкой стадии разработки, и это нормально, он только недавно появился в публичном пространстве, — пояснил один из разработчиков документа Стратегии пространственного развития России.

Точкой отсчета в активизации отношений Токио и Москвы стал май 2016 года, когда премьер Японии Синдзо Абэ и российский лидер Владимир Путин представили общественности план сотрудничества из восьми пунктов (в них были прописаны восемь сфер сотрудничества), а также договорились о совместной хозяйственной деятельности на южных Курилах, которые Токио, как известно, считает своими «северными территориями». К настоящему моменту в стадии имплементации находятся порядка 60 из 150 согласованных тогда проектов.

30 октября на встрече с японскими бизнесменами зампредседателя правительства России, полпред президента в Дальневосточном федеральном округе Юрий Трутнев отметил, что в последнее время двусторонняя торговля России и Японии росла. Так, за неполный 2018 год ее объем увеличился на 18%, до $14 млрд (в 2017 году, по данным ФТС, товарооборот России с Японией составил $18 млрд). При этом прирост объемов торговли Японии с регионами Дальнего Востока, на который приходится треть от всего товарооборота двух стран, был еще существенней — сразу на 23%.

Впрочем, многое в российско-японских экономических отношениях является, по сути, хорошей миной при плохой игре. Проекты как на южных Курилах, так и на Дальнем Востоке не сулят японскому бизнесу большой выгоды, а, скорее, рассматриваются в Токио как шаг на пути к заветной японской цели — возвращению всех четырех островов за счет экономического закрепления там.

Идея строительства моста от Сахалина к Хоккайдо в Японии воспринимается с изрядной долей скепсиса, заявил «Известиям» эксперт Центра японских исследований Института Дальнего Востока РАН Виктор Кузьминков.

— Россия предлагает японцам гораздо менее масштабные проекты, они их отклоняют. А этот проект японская сторона не потянет как финансово, так и в силу того, что крайне сложно будет договориться с рыбаками (а в Японии сильны позиции рыбных профсоюзов), — сказал эксперт. — Хотя японцы скажут, что они этот проект обязательно рассмотрят.

К слову, именно в этом духе об идее проекта отозвался Синдзо Абэ на Восточном экономическом форуме во Владивостоке. Соединение мостом Сахалина и Хоккайдо нужно изучить в экспертной среде с точки зрения рентабельности и технических возможностей, отметил в сентябре премьер-министр Японии