На подземной станции Repubblica в Риме случилась страшная мясорубка. Полицейские же, что стояли наверху, далеко не сразу вообще поняли, что произошло, и продолжали разгонять всех дубинками. Скорая приехала только через 20 минут. Об этом рассказал Александр из Москвы в интервью «КП».

— Я ехал на этом самом эскалаторе, когда все случилось. Уже в самом низу. Первой мыслью было — ускорили режим, чтобы поскорее прошел поток — на станции одновременно собралось человек двести фанатов ЦСКА. Все довольно плотной толпой стали спускаться в метро.

— И как ты спрыгнул?

— Я просто сообразил опереться на руки и подпрыгнуть. Но буквально следом за мной ступеньки стали складываться, как гармошка, остриями вверх. Люди просто ноги оставляли в этих ступенях. Было очень много крови, открытые переломы. Страшно!

— Кошмар. Все, наверное, орали от боли?

— Да. Никто ничего не понимает, итальянцы местные ничего не делают. У них нет, как у нас в метро бабулек, которые внизу сидят и сразу могут выключить эскалатор. То есть этот поломанный эскалатор продолжал ехать еще секунд 30. А внизу уже давка, эти порезы и эти острые ступени гармошкой. А он все двигается и люди прибывают и прибывают, спотыкаясь об это адское препятствие и оставляя там ноги. Крови было очень много. И криков. В какой-то момент началась паника.

— Просто адская мясорубка!

— Именно мясорубка, да. Хорошо, что часть «армейцев» быстро сориентировалась, что произошло и начали прямо людей выдергивать на платформу, чтобы не тупил народ и еще большей давки бы не было. Потом поняли, что раненые есть, нашлось среди наших несколько человек с медицинским образованием и начали оказывать первую помощь — накладывать жгуты из подручных средств: ремни, одежду с себя снимали. Первая скорая приехала минут через 25 наверное только.

— Полицейские реагировали? Они же должны были быть в метро

— Когда эскалатор только остановили, внизу были пострадавшие, а полиция наверху достала дубинки и начала всех разгонять. При этом вниз никто из них даже и не пытался спуститься и помочь. Первых раненых мы наверх сами на себе поднимали. Но не самых тяжелых, а тех, кто полегче. Людей с оторванными ногами трогать боялись, ждали специалистов.

— То есть полицеские вообще не поняли, что случилось.

— Да. Говорю же, они еще и тех, кто понял, что внизу что-то не так и попытался спрыгнуть с эскалатора или побежать в обратном направлении, еще и дубинками загоняли обратно. «Езжайте вниз, езжайте вниз!»

— Второй, соседний эскалатор, который не сломался, он еще долго продолжал двигаться?

— Да, прилично. И он все доставлял и доставлял людей вниз, хотя на станции и так уже было не протолкнуться. Там такая конструкция — узкий промежуток, выход налево и направо, а впереди стена. И вот в этот карман набивалась приличная толпа. Те, кто был ближе к платформе, начали выдергивать людей из давки. Слава богу, не у всех из-за паники крышу снесло, многие смогли сохранить холодный рассудок и помочь другим.

— Говорят о том, что одному ногу ампутировали…

— Я видел парня, его подняли на парапет и лодыжка грубо говоря лежала рядом с ногой. Торчали кости, крови была лужа. Наверное, про него речь. Но лично я его не знаю и какое решение приняли врачи по его травме — тоже.

— В итальянских СМИ пишут что, якобы, наши фанаты прыгали, потому эскалатор и сломался.

— Наглое вранье! Наглое вранье! Все ехали спокойно и даже ни одной песни еще никто не пел к этому моменту. То есть не было ни кричалок, ни прыжков. Просто ехали плотно. На ступеньке по два человека.

— Когда всех стали развозить по больницам, ты поехал в госпиталь?

— Я — нет. У меня друг пострадал, но не сильно. Ему оказали помощь на месте. Тех, кому повезло меньше, уже объявили, что будет помогать клуб ЦСКА, он не оставит в беде. Местные итальянцы говорят, что это уже третья за год серьезная поломка метрополитена. Самое главное, повторюсь, никто не кричал и не прыгал. Все просто спокойно ехали.

— Остальные поехали на матч?

— Да, многие поехали после того, как всех развезли по больницам. Бежали с опозданием.

ЦСКА проиграл в этот вечер «Роме». Но этот проигрыш на фоне произошедшей трагедии — мелочи жизни.