Федеральная служба безопасности (ФСБ) отклонила предложения к законопроекту о шпионской технике, разработанному после резонансного уголовного дела в отношении курганского фермера, купившего GPS-треккер для коровы. Часть участников рынка уже не имеют опасений по поводу поправок и готовы обсуждать подзаконные акты. Но другие продолжают настаивать на том, что определение в проекте слишком нечеткое и под него попадают обычные бытовые устройства, пишет «Коммерсант».

Ни одно из предложений участников рынка к законопроекту ФСБ об уточнении термина «специальные технические средства, предназначенные для негласного получения информации» (СТС), не было поддержано, следует из сводки предложений, опубликованной на портале regulation.gov.ru. Определение СТС, как предполагается, должно отделить шпионскую технику от обычной бытовой электроники для массовых потребителей. За незаконный оборот СТС законодательство предусматривает в том числе уголовное наказание. Так, в конце прошлого года большой резонанс получило уголовное дело в отношении курганского фермера, который купил для своей коровы GPS-треккер со встроенным скрытым микрофоном.

Законопроект критиковали разработчики софта и производители электроники (см. “Ъ” от 26 июля). В частности, Ассоциация предприятий компьютерных и информационных технологий (АПКИТ) выражала опасения по поводу возможного расширения уголовной ответственности на отрасль. АПКИТ провела консультации с регулятором, в ходе которых сообщила о готовности участвовать в рабочей группе по работе с подзаконными актами в развитие данного закона, регулятор с предложениями согласился, сейчас идет формирование этих групп, говорит исполнительный директор АПКИТ Николай Комлев. «Кроме того, насколько нам известно, Конституционный суд дал мнение о том, что квалификация по данной статье возможна только при наличии умысла. По итогам консультаций, а также с учетом мнения Конституционного суда на данный момент опасений относительно законопроекта нет»,— говорит он.

Ассоциация торговых компаний и товаропроизводителей электробытовой и компьютерной техники (РАТЭК), в которую входят Canon, Intel, IBM, LG, «М.Видео» и др., предлагала при определении термина СТС ограничиться средствами, которым «придан внешний вид изделий, предназначенных для выполнения функций, не связанных с получением информации». Однако, по мнению ФСБ, позиция которой опубликована в сводке предложений, такая формулировка необоснованно сузит область современных технических средств, в которых реализуется функция негласного получения информации. Бытовые устройства не попадают под предложенное им определение, так как «гипотетическая возможность применения бытовых устройств в целях негласного съема информации не обеспечена целенаправленно реализованными в этих устройствах специальными техническими решениями», отмечают в ФСБ. «Нас по-прежнему не устраивает предложенное ФСБ определение. Под него может попадать слишком широкий перечень вполне обычных устройств, например маршрутизаторы»,— отметил представитель РАТЭК Антон Гуськов.

ФСБ также предлагали разработать перечень и характеристики СТС. «Чем шире определение термина СТС, тем больше вероятность лавинообразного роста числа уголовных дел за оборот и использование по факту безвредных, но незаконных технических устройств, и наоборот, чем больше свойств и характеристик описано в законе, тем ниже такая вероятность»,— рассуждает управляющий партнер УК «Право и бизнес» Александр Пахомов. С другой стороны, можно понять и разработчика, поскольку наличие четких критериев определения, как правило, способствует созданию путей обхода установленных запретов, отмечает он. «Этот законопроект не расширяет, а скорее определяет сферу уголовной ответственности, поскольку правоприменительная практика в этой области порой доходит до абсурда, а предложения, поступившие в рамках общественного обсуждения проекта, по сути, неконструктивны»,— полагает руководитель практики уголовного и административного права НЮС «Амулекс» Алена Зеленовская.