Одна из проектируемых глубоководных систем/mil.ru
Одна из проектируемых глубоководных систем/mil.ru

Главное управление глубоководных исследований (ГУГИ) ВМФ России своими разработками сильно обеспокоило военно-морские силы США и стран НАТО, пишут «Известия».

В основном, самый большой интерес на Западе вызывают глубоководные аппараты специального назначения с широкими возможностями применения для разведывательных, диверсионных и ударных целей. Головной корабль проекта 22010 «Янтарь» до сих пор на Западе называют не иначе, как «охотник за секретными данными» и «убийца интернета». В 2019 году в состав флота спецназначения ГУГИ должен быть принят модернизированный корабль такого типа, экипаж которого с помощью лубоководных аппаратов «Русь» и «Консул» может проводить практически не только любые работы по исследованию морского дна.

Через год после сдачи исследовательского корабля «Янтарь» специалистам ГУГИ ВМФ России принял в состав флота одну из самых засекреченных атомных субмарин. БС-64 «Подмосковье» за 16 лет реконструкции превратилась из подводного крейсера стратегического назначения в АПЛ спецназначения: подлодка вместо знаменитого «горба», предназначенного для размещения шахт с баллистическими ракетами, получила «отсек для стыковки» малоразмерных глубоководных аппаратов. Их операторы операторы в специальных отсеках могут использовать для выполнения задач глубоководные аппараты нескольких типов — как «легкие» подводные разведчики «Клавесин» и их модернизированная версия «Клавесин-2Р-ПМ», так и специализированные атомные глубоководные станции проектов 1910 «Кашалот», 1851 «Палтус» и 10831 «Лошарик».

В состав Военно-морского флота России в 2019 году должна также войти уникальная атомная подлодка спецназначения К-329 «Белгород», которую активно обсуждают на Западе. Повышенное внимание к атомной подлодке К-329 связано, в первую очередь, с ее «полезной нагрузкой». Основное ударное вооружение АПЛ «Белгород» составят глубоководные комплексы «Посейдон» с дальностью хода не менее 10 000 км. По оценкам американских специалистов, на борту такой субмарины могут находиться до шести сверхскоростных «ядерных торпед» с боевой частью по 2 мегатонны каждая. Разработки Военно-морского института США и агентства по перспективным оборонным проектам DARPA на фоне таких достижений выглядят блекло, уверены эксперты. Главными причинами этого называют отсутствие у США миниатюрного атомного реактора и ограниченный запас топлива на борту, что сильно ограничивает функционал американских подводных беспилотников.