Сотрудники ФССП/Inkazan.ru
Сотрудники ФССП/Inkazan.ru

Верховный суд РФ признал незаконными действия судебных приставов по запросу информации, составляющей тайну связи, сообщил «Коммерсантъ». В рамках проверок жалоб на коллекторов сотрудник УФССП по Ростовской области в мае 2017 года направил в компанию «ТрансТелеКом» запрос о предоставлении информации об абоненте, с телефона которого поступали звонки, и данных о телефонных звонках коллектора и должника, а также смс-переписки с указанием даты, времени и длительности.

Провайдер связи отказался нарушать Конституцию и выиграл дело в суде, которое дошло, в конце концов, до последней инстанции. Эксперты считают, что решение Верховного суда затруднит надзор за коллекторами, а тем операторам, кто все же делится данными с ФССП, может грозить ответственность за превышение полномочий.

«Решение ВС создает прецедент, позволяющий операторам связи отказывать ФССП в предоставлении биллинга, — считает глава «Юридического бюро №1″ Юлия Комбарова. — При этом приставам станет сложнее проверять коллекторов. Если операторы продолжат предоставлять детализации звонков и смс, это может стать основанием для привлечения их к ответственности вплоть до уголовной за несоблюдение норм Конституции и превышение полномочий».

Эксперты Право.ru отметили, что у приставов нет прямого полномочия запрашивать такие сведения.

Айнур Ялилов, партнер компании «Шаймарданов и Партнеры», подчеркивает, что сама ситуация — следствие издержек непродуманного закона, принятого спешно и на эмоциональном фоне после череды громких скандалов с коллекторами: «Приставам предписали контроль над коллекторами, но механизмы этого контроля не совсем понятны и неэффективны на практике».

Рафаэль Костанян из коллегии адвокатов «Муранов, Черняков и партнеры» назвал важным вопрос защиты конституционного права на тайну переписки, но отметил и ускользнувшие от внимания суда детали: «Такая тайна охватывает содержание корреспонденции, но не сведения об отправителе и получателе, указанные на конверте, которые не скрыты. В спорном случае пристав запрашивал исключительно общую информацию о принадлежности телефонного номера абоненту, о количестве звонков и смс-сообщений с указанием даты и времени. То есть, по аналогии, речь идет об информации, которая расположена «на конверте», и она не охватывается тайной переписки».