Кладбище русских эмигрантов в США/Funeralportal.ru
Кладбище русских эмигрантов в США/Funeralportal.ru

Детей российских политиков и бизнесменов, попавших под санкции США, «неминуемо ждут трудности в реализации своих прав» при наследовании американских активов родителей. Об этом говорится в аналитическом докладе адвоката Pen & Paper, эксперта по санкционному праву Антона Именнова, пишет «Коммерсантъ».

Для распоряжения заблокированным имуществом придется добиваться удаления покойного из списка, а это может затянуться на долгие годы. «Вопрос о наследовании санкций, а также имущества подсанкционных лиц до этого не был исследован, — пояснил Именнов «Коммерсанту». — Ко многим еще не пришло осознание, что санкции могут отразиться не только на бизнесе или деловых партнерах конкретного лица, но также на их личном имуществе и на их наследниках». Как посчитали в Pen & Paper, дети есть, по крайней мере, у 77 фигурантов американского списка (всего под санкциями США находятся почти 700 российских граждан и компаний).

В санкционных актах нет порядка разблокирования замороженного на территории США имущества лиц, попавших под ограничения, но все же «такая возможность имеется», отметили эксперты. На официальном сайте Казначейства США приводятся примеры ситуаций, которые могут служить основанием для исключения из санкционного списка, но их всего четыре — положительное изменение в поведении (то есть «исправился»), смерть, основания больше нет или включение в список по ошибке. Получается, что смерть не должна, но может стать поводом для разблокирования имущества, попавшего под санкции. «Коммерсантъ» приводит такой яркий пример, как собственность Шамиля Басаева, который оставался в санкционном списке еще пять лет после гибели.

Если дети россиян, попавших под ограничения правительства США, попытаются распорядиться американским имуществом, то «нарушат американский санкционный режим», отметил адвокат Артем Жаворонков. Наследникам могут грозить штраф до $1 млн за каждое нарушение и персональное включение в санкционный список. Партнер Herbert Smith Freehills Алексей Панич уверен, что главной проблемой наследников является разморозка активов, так как «для нее потребуется время на выяснение всех обстоятельств — как минимум определение того, не будет ли это имущество вновь принадлежать лицу из санкционного списка».