Киево-Печерская лавра/Lavra.kiev.ua
Киево-Печерская лавра/Lavra.kiev.ua

«Филарет упивается местью. Ему 90 лет, он только что победил в схватке, которой посвятил почти треть своей жизни и не намерен преуменьшать значения этой победы. В большом конференц-зале, украшенном иконами из его резиденции, патриарх рассказывает об официальном признании Константинопольским патриархатом окончательного разрыва с Москвой. Он говорит монотонно, без бравады, но его длинная белая борода дрожит от внутреннего напряжения, удивительного для человека его возраста и особенно для служителя церкви», — передает из Киева корреспондентка Le Monde Сильви Кауфман.

Украинская православная церковь находилась в ведении Московского патриархата с 1686 года. После распада СССР, «в котором Украина сыграла не последнюю роль», украинские епископы потребовали независимости, но Москва отказала.

«И именно тогда Филарет, митрополит Киевский, вассал Москвы, метивший в свое время на место главы Московского патриархата, пошел в наступление. В 1992 году митрополит Филарет стал патриархом, главой самопровозглашенной Украинской церкви. Однако из-за диктата Москвы его не признала ни одна из четырнадцати поместных православных церквей. На Украине он сосуществовал с официальной православной церковью, которая подчиняется Московскому патриархату», — поясняет журналистка Le Monde.

В 2014 году «исход» Крыма и война на Донбассе подтолкнули украинских верующих к Киевскому патриархату, и требования об автокефалии зазвучали с удвоенной силой. В 2018 году Филарет, наконец, одержал победу.

«Прикрываясь высокой белой митрой и золотым крестом, патриарх Филарет не скрывает, что дело в геополитике, а не в теологии. Он заявляет небольшой группе представителей Европейского совета по международным отношениям в присутствии журналистов Le Monde, что все дело в Крыме и войне с Россией. «Наша церковь играет важную роль в этой войне, — говорит он. — Мы помогали армии с самого начала, снабжая ее продуктами питания, лекарствами, транспортными средствами, пуленепробиваемыми жилетами, приборами ночного видения и священниками». Филарет убежден, что Россия войну проиграет», — пишет Le Monde.

«А где же Бог? Его ни разу упомянули за время часовой беседе о политике с патриархом Филаретом», — заканчивает свой репортаж журналистка.