Вход в бывший концентрационный лагерь Штуттгоф (Штутово) близ Гданьска, Польша/Diether
Вход в бывший концентрационный лагерь Штуттгоф (Штутово) близ Гданьска, Польша/Diether

Бывший охранник нацистского концлагеря Штуттгоф Йоханн Ребоген, которому исполнилось 94 года, привлечен к ответственности за соучастие в сотнях убийств. Ему грозит до 15 лет тюрьмы. Ребоген предстал перед судом в Мюнстере, пишут европейские и американские СМИ.

Согласно обвинительному заключению, мужчина был причастен к массовым убийствам в 1942-1944 годах. Поскольку в то время ему еще не исполнился 21 год, дело будет рассматривать суд по делам несовершеннолетних.

Представитель суда Даниэль Штеннер сообщил журналистам, что эсэсовца удалось идентифицировать благодаря документам, «по которым можно было задним числом определить фамилии людей, служивших охранниками, например, это по учетным ведомостям прачечной».

По версии обвинения Йоханн Ребоген был соучастником массовых убийств. Например, в июне 1944 года нацисты убили более ста польских заключенных, применив отравляющий газ «Циклон Б». Ребогена также обвиняют в расстреле, по меньшей мере, 77 раненых советских военнопленных летом 1944 года и неустановленного числа заключенных-евреев (речь может идти о сотнях людей) во второй половине 1944 года.

В обвинительном заключении перечислены и другие зверства, в том числе уничтожение нескольких сотен евреев, считавшихся непригодными для работы, в период с июня 1944 года по апрель 1945 г., и убийство 140 человек смертельными инъекциями бензина и фенола в сердце, в том числе еврейских женщин и детей, в период с 1942 по 1944 годы.

Концлагерь Штуттгоф располагался на территории Польши, в сорока километрах от современного Гданьска. С июня 1944 года в лагере применяли газовые камеры для убийства заключенных. В Штуттгофе погибли более 65 тысяч человек, а всего через лагерь смерти прошли примерно 110 тысяч заключенных, прежде чем он был освобожден Советской Армией 9 мая 1945 года.

Йоханн Ребоген настаивает, что ничего не знал о творившихся в лагере зверствах и непричастен к убийствам. После капитуляции Германии он попал в плен к американским солдатам, а затем вернулся к мирной жизни и работал ландшафтным архитектором. Немецкий суд не раскрывал имени обвиняемого, оно было опубликовано Центром Визенталя, который занимается расследованием военных преступлений нацистов.

В судебном разбирательстве принимают участие родственники тех, кто прошел Штуттгоф, среди истцов присутствует Бен Коэн, чьей бабушке Юдит Майзель удалось выжить в концлагере. По его словам, она рада, что в Германии продолжаются суды над нацистскими преступниками: «То, что она имеет возможность наблюдать за этим процессом хотя бы издалека, дает ей возможность поставить для себя точку в этом деле».

Особенность нынешних процессов против бывших нацистов заключается в том, что нет необходимости выяснять, каким образом обвиняемый мог участвовать в совершении каждого отдельного убийства, поясняет руководитель Центра по расследованию преступлений национал-социалистов Йенс Роммель. По его словам, «обвинение сосредоточено на том, что члены лагерного персонала поддерживали систематические убийства в концлагере». Этот новый принцип «нацелен на то, чтобы юридической ответственности подлежало даже небольшое соучастие».

Перед судом также должен был предстать коллега Ребогена — 93-летний мужчина из Вупперталя. Но пока неизвестно, когда начнутся слушания по его делу, поскольку следствие не уверено в том, что он может участвовать в процессе из-за возраста и состояния здоровья, для чего затребовали медицинское освидетельствование.

Немецкое правосудие регулярно подвергается критике за то, что судит нацистских преступников избирательно и слишком поздно. Например, в 2015 году был вынесен приговор «бухгалтеру Освенцима» Оскару Гренингу. За соучастие в убийстве 300 тысяч человек он получил всего 4 года лишения свободы, но скончался до начала отбытия срока наказания. «В целом, приходится признать, что перед судом предстали слишком мало подозреваемых, многие преступники получили лишь незначительные наказания, а многие процессы состоялись слишком поздно», — заключает Йенс Роммель.

Комментарии читателей Le Figaro:

dur dur: Разумеется он виновен, но охранник — это шестерка. Руководители спокойно умерли в своих постелях или были вывезены в США… Во Франции тоже те, кто выносил смертные приговоры участникам Сопротивления, оставались на своих постах после освобождения, так что не нам их учить…

Lacombe Lucien: Немецкое правосудие хорошо делает свою работу — браво! Многим европейским странам не хватает такого подхода, например, в Испании тоже были концлагеря, но там так никого и не осудили. В 2018 году в Испании все еще спорят, что делать с последним в Европе фашистским мемориалом, возведенным силами подневольных рабочих, которые работали буквально голыми руками.

Harold Cocker: Вальтер Хальштейн был председателем Европейской комиссии с 1958 по 1967 гг. Этот известный немецкий юрист сделал карьеру при нацистах и заложил юридические основы нацистской Европы. После войны прошлому уделяли куда меньше внимания.

Suprémaciste: Судят пешек, которые стояли на низших ступенях иерархии, а как же офицеры? Я просто в шоке. Хочу напомнить, что военный преступник, полковник СС Вернер фон Браун стал отцом программы «Апполон», благодаря которой американцы высадились на Луне. Вот это скандал!