Джузеппе Конте/Thelocal.it
Джузеппе Конте/Thelocal.it

Судьба евро всегда зависела от Италии, но новое правительство в Риме представляет собой новую угрозу всей экономике Евросоюза, так как пошло наперекор общим для всех фискальным правилам, пишет the Economist.

Проблемы начались, когда «Движение пяти звезд» Луиджи ди Майо (Luigi di Maio) сформировало коалиционное правительство вместе с Северной лигой Маттео Сальвини (Matteo Salvini). Обе группы пришли к власти под популистскими лозунгами: первые сулили базовый минимальный доход, а вторые обещали серьезно облегчить налоговое бремя. Такая щедрость идет вразрез с общеверопейским пактом о развитии и стабильности, который устанавливает планку в 3% дефицита госбюджета.

Эти новости не пошли на пользу евро, поэтому 5 ноября минстры финансов других стран ЕС попытались отговорить итальянцев от пересмотра бюджета. Однако те были непоколебимы, а ди Майо даже заявил в интервью Financial Times, что итальянский пример будет столь заразительным, что другие страны поспешат ему последовать, и привел в пример рост американской экономики после инициированного республиканцами снижения налоговой нагрузки.

Обе стороны по-своему правы. Итальянцы в отчаянии. Реальные доходы граждан только падали с момента введения евро, а неравенство и бедность росли. Но слабые показатели Италии — лишь отражение внутренних структурных проблем, а уровень безработицы в стране превысил 10%, и европейские экономисты справедливо указывают, что реформы нужны, и одним стимулированием, вероятно, уже не справиться с таким зазором между экономическим потенциалом страны и ее реальной отдачей как члена еврозоны.

Жесткие бюджетные правила вообще были введены в качестве чрезвычайных мер, принятых во время кризиса всей еврозоны в начале текущего десятилетия.

Однако обходной путь все же есть. Как бы ни стали снова негодовать все северные европейцы, смягчение бюджетной политики для Италии тоже принесло бы пользу, потому что даже в Германии или Нидерландах, имеющих большой бюджетный профицит, инвестиции в рост экономики дают лишь частичный эффект, только затормаживая процесс разрастания госдолга.

А итальянский долг — очень старая проблема, и предложение поменять часть гособлигаций на евробонды, которое поддержали ряд министров финансов стран Евросоюза, может оказаться как раз политическим решением, которое усугубит конфоронтацию. Сама европейская интеграция подразумевает построение некоего большего целого, нежели просто сумма отдельных элементов союза.