Склад конфискованного имущества/nsknews.ru
Склад конфискованного имущества/nsknews.ru

Счетная палата выяснила, что траты Росимущества на хранение контрафакта превышают доходы от его продажи, а основные нормативные документы по этой части потеряли актуальность лет десять назад, пишет РБК. В заключении по итогам проверки эффективности реализации конфиската Счетная палата указывает, что в 2017 году расходы за хранение составили 222 млн рублей, а доходы от реализации — только 180 млн рублей. За первое полугодие 2018 года ведосмство выручило 62 млн рублей и 64 млн рублей потратило.

Росимуществу не хватает актуального нормативного регулирования, потому что аудиторы вынуждены пользоваться актами 2008 года, вдобавок, региональные органы «допускали нарушения в бухгалтерском учете, не проводили оценку имущества, поступившего без стоимости». Учет в информационной системе, аккумулирующей данные об обращенном в собственность государства имуществе, не интегрирован с системами ФТС, ФССП, Росрыболовства, прокуратуры и ФСБ. При этом Росимущество не обладает достоверной информацией о характеристиках имущества, переданного для дальнейшего распоряжения.

Как пояснили в Счетной палате, самые большие риски возникают при уничтожении или утилизации конфиската. «На уничтожение, переработку направляется 99% всего имущества. Однако «нормативно эти понятия не определены, не установлены требования к их проведению и оформлению результатов», говорит аудитор Максим Рохмистров.

На продажу чиновники направляют менее 1% конфискованного имущества. Предпродажная подготовка проводится «необоснованно» долго (может занять восемь месяцев), а торги в электронной форме проходят не во всех регионах. Счетная палата отправила отчет о проверке в ФСБ и Генпрокуратуру, а также в Госдуму и Совет Федерации. Представления также направлены в Росимущество и его нескольким территориальным управлениям.