Эпизод Saturday Night Live/nbc.com
Эпизод Saturday Night Live/nbc.com

«Дорогой, почему ты еще не спишь?» — выходя из номера отеля с голым торсом и похотливо улыбаясь, Путин в исполнении Бека Беннетта кокетливо похлопывает по спине Трампа в исполнении Алека Болдуина. «Возвращайся в постель, милый!» — Трамп с ревностью смотрит на рукопожатие Путина и наследного принца Саудовской Аравии Мухаммеда бин Салмана аль Сауда. Путин оправдывается, объясняя, что для него это ничего не значит: «Ничего такого, он мне не братан». Чтобы успокоить своего любовника-президента, Путин продолжает: «У нас с тобой все серьезно, а саудовский парень — это так».

Эта сценка была частью эпизода юмористической программы «Прямой эфир в субботу вечером» (Saturday Night Live), в которой Трамп проснулся среди ночи из-за кошмара, ругался из-за расследования Роберта Мюллера и болтал со своими сомнительными дружками, в том числе с Путиным, — и все это на саммите Большой двадцатки в Аргентине.

«Неудачные шутки и пародии, в которых президенты США и России изображены влюбленными гомосексуалами стали настолько проходными, что вы, вероятно, не увидели проблемы в этом скетче. Но это не значит, что все в порядке. Все совсем не в порядке, — пишет обозреватель the Daily Beast Кевин Фэллон (Kevin Fallon). — Такие шутки — это проявление ограниченности, примитивности, невежества, грубости и гомофобии, не говоря уже о том, что шутками их можно назвать с большой натяжкой».

Писатель Джон Левенстейн (John Levenstein) написал у себя в твиттере: «Кто-то в SNL, наконец-то, должен встать и сказать, что намекать на то, что Трамп и Путин — любовники, — это не смешно. Это проявление глупости и гомофобии, а не шутка».

«А в чем здесь собственно шутка?» — задается вопросом журналист. — «В намеке на то, что все негодяи — геи? Или шутка в том, что влиятельного политического лидера можно унизить, выставив гомосексуалом? Или намек на то, что Трамп унижает себя, соглашаясь на однополый секс, — и это самый лучший способ посмеяться над тем, насколько сильно Путин его контролирует? Или самое страшное, что мы можем сказать о «мужественном» гетеросексуальном мужчине, что он спит с другими мужчинами?». Кевин Фэллон называет такого рода шутки безответственными и оскорбительными и отмечает, что в вездесущей гомофобии нет ничего нового.

В одном из эпизодов того же шоу, который вышел на экраны еще до выборов, персонаж Беннетта спрашивает Трампа в исполнении Болдуина, а не надо ли купить чего-нибудь в магазине. Трамп отвечает: «Все в порядке. Спасибо, сладкий», — и целует Путина в губы.

В the New York Times вышла колонка «Донни и Влад: история любви», а еще на сайте газеты повесили мультфильм о том, как Путин и Трамп отправляются на свидание, держатся за руки, целуются и скачут верхом на единороге по небу в радугах.

В статье под названием «Либералы превратили Трампа в злодея-гомосексуала, потому что самые ужасные злодеи должны быть геями» Эндрю Кан (Andrew Kahn) из Slate предостерегал от злоупотребления такими шутками: «то ликование, с которым мы называем Трампа геем, говорит о нас самих гораздо больше, чем о нем».

«Проблема в том, что мы считаем такой сатирический прием допустимым, потому что он призван бороться с глупостью жертвы. Мы забыли о скрытом вреде, который наносим, используя намеки на гомосексуальность, чтобы унизить, и оправдываем себя тем, что это оружие направлено против человека, с которым важно бороться. Все настолько привыкли к тому, что образ влюбленных геев — это шутка, что мы перестали задавать себе вопрос о том, а есть ли здесь вообще юмор», — заключает журналист the Daily Beast.