Кадр из презентации тоннеля/curbed.com
Кадр из презентации тоннеля/curbed.com

Илон Маск опять представил свое видение транспорта будущего, и оно поражает, пишет обозреватель the Slate Генри Грейбар (Henry Grabar).

Поражает, что излюбленный эрудит Америки, человек, который одновременно запускает космические ракеты и борется за избавление мира от двигателей внутреннего сгорания, может уделять столько времени и энергии проекту, представляющему собой настоящую машину Голдберга для транспортировки — подземка, рельсы, выдвигающиеся колеса, автомобильные подъемники.

18 декабря Маск показал журналистам и знаменитостям, как по тоннелю в одну милю, прорытому его Бурильной компанией в Хоторне в Калифорнии ездит «Тесла», как машина без свободы передвижения, как поезд без вместительности. Творение Маска представляет собой адский транспортный гибрид.

«Помните сериал «Котопес» о милом создании, которое с одной стороны передняя часть собаки, а с другой — передняя часть кота? Теперь представьте себе котопса, но только из задних частей этих животных. Маск склеил поезд и автомобиль, и у него получился эквивалент как раз такого котопса», — иронизирует Грейбар.

Маск заявляет, что на следующем этапе его тоннель будет перевозить 4000 машин в час со скоростью 250 км/ч, то есть более одной машины в секунду на скорости вдвое выше разрешенной на автострадах. Даже если такое возможно, и каждый автомобиль заполнен пассажирами, у Маска получится перевозить 20 тысяч человек в час по стационарной линии из пункта А в пункт Б. Это примерно половина трафика ветки Виктория лондонской подземки. И тут возникает вопрос, пишет журналист the Slate, если цель в том, чтобы перевозить много людей из одного пункта в другой, то, может быть, все-таки подземкой?

«Как бы ни сложно было себе представить такую транспортную систему в действии, еще труднее вообразить сеть сверхскоростных лифтов, которые понадобятся для спуска и подъема машин каждую секунду. Или пандусы, которые требуются для того, чтобы разогнать эти машины для встраивания в скоростной поток. Или аварийные выходы на всякий случай. Или… Почему мы вообще это обсуждаем?» — удивляется Генри Грейбар.

Хотя есть еще одно поприще, на котором Маск мог отличиться, сделав существенный прорыв в техологии прокладки тоннелей. Рытье тоннеля длиной около 1,8 км заняло 18 месяцев, а с таким расстоянием проходческая компания справляется за восемь.

Маск мог бы продемонстрировать рентабельность своей техологии. Сказал, что потратил $10 млн. Но в эту сумму не входят ни затраты на НИОКР, ни стоимость оборудования, и неясно, включены ли в нее расходы на приобретение земельных участков и оплату труда.

«В конце концов, городской транспорт — это вам не ракетостроение», — заключает автор the Slate.