10 апреля международная группа астрофизиков показала первое в истории изображение чёрной дыры. Его получили после двух лет обработки данных, которые получили с помощью восьми радиотелескопов, расположенных на всей планете. Ведущий научный сотрудник ГАИШ МГУ Сергей Попов рассказал «Медузе», как получилось «сфотографировать» объект и что видно на изображении.

По его словам, сама картинка — это то, что учёные и ожидали увидеть, но поразителен скорее сам факт получения этого изображения. Судя по всему, оно подтверждает теоретические предположения об устройстве чёрных дыр, считает он. Но саму «фотографию» не следует считать научным результатом высокого уровня, тут важны данные, которые были получены в этой работе, поясняет Попов.

«Это предмет научных публикаций, которые уже появились (их целых шесть, и них детально описаны результаты, методики, моделирование и прочее). Никто, в принципе, не ожидал, что качество первого изображения будет настолько фантастическим, что мы сможем увидеть какие-то отклонения от общей теории относительности или еще что-то в этом духе», — говорит астрофизик.

Цвета на изображении — условные, отмечает Попов. Изображение с телескопов получается монохромным, в оттенках серого, а раскрасили его сами учёные для лучшего восприятия. Самое главное — размер внутренней чёрной части совпадает с ожидаемым размером чёрной дыры, утверждает научный сотрудник.

По словам Попова, полученная картинка не совпадает с изображением чёрной дыры в фильме «Интерстеллар», поскольку там её аккреционный диск показывали почти с экватора, в то время как мы смотрим на него с полюса — просто другой ракурс.

Обрабатывать данные с телескопов в течение двух лет — весьма трудоёмкий процесс. Но в любом случае это демонстрация нашей способности проводить определённый вид исследований, и её нужно в обязательном порядке развивать. «Представьте, что Христофор Колумб вернулся первый раз из Америки, и вы задаете ему разные вопросы. Он пока не может ответить вам, какие там ресурсы, но уже ясно, что там что-то есть. Что там не только океан, а большая земля. Мы знаем теперь, что туда можно плыть», — говорит учёный.