В 90-х годах американский экономист и публицист Пол Кругман (Paul Krugman) придумал выражение «эпоха заниженных ожиданий» для обозначения социально-экономического феномена, имевшего место в Соединённых Штатах и Западной Европе. Он выражался в том, что впервые после окончания Второй мировой войны уровень жизни детей сравнялся с уровнем жизни родителей. Двадцать лет спустя, заниженные ожидания социально-экономического прогресса трансформировались под растущее число людей, находящихся под угрозой безработицы, пишет The conversation.

Под угрозой безработицы находятся люди, чья занятость, по ряду причин, связана с нестабильностью, неопределённостью и отсутствием гарантий в условиях труда. Это явление особенно заметно в Испании. Согласно отчёту Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), испанский рынок труда «находится ниже среднего показателя ОЭСР по множеству пунктов, связанных с качеством работы». Безработица остаётся на исторически высоком уровне, в то время как количество краткосрочных временных контрактов очень велико. Фактически, уровень надёжности рабочих мест в Испании очень низкий, второй по величине после Греции, отмечается в документе Outlook Employement 2018.

Почему так происходит? Начнём с анализа причин, связанных с диджитал-революцией и её влиянием на занятость. Согласно отчёту Всемирного экономического форума «The Future of the Jobs 2018», к 2022 году во всём мире исчезнет 75 миллионов рабочих мест, но их заменят другие 133 миллиона. Конечно, эти новые рабочие места потребуют новых квалификаций, поэтому, по оценкам документа, в 2022 году человеку потребуется потратить 101 день на дополнительное обучение.

На Испанию такой расклад может повлиять особенно сильно. Если верить недавнему докладу ОЭСР «Как жить в цифровую эпоху? Возможности и риски цифровой трансформации для благосостояния людей», 52% существующих в настоящее время рабочих мест могут исчезнуть. По большому счёту, это уже происходит. Например, в банковском секторе, который за последние годы сказал адьос каждому четвёртому рабочему месту. С одной стороны, это вызвано необходимостью скорректировать «пузырь» на рынке недвижимости, а с другой внедрением систем искусственного интеллекта. Всё это ведёт к нестабильности на рабочих местах и безработице, с которой всё ещё можно бороться с помощью активной политики занятости, ориентированной на профессиональную переквалификацию.

Сегодня всё чаще говорят о необходимости непрерывного обучения с целью освоения несколько профессий. Говорят также о победе проектной работы над фиксированным договором найма, что безусловно влияет на качество и гарантии занятости. На этом этапе важно отметить изменения в трудовых отношениях, которые привели к появлению экономики цифровых платформ. Они позволяют людям получать доход за счёт предоставляемых услуг. Проблема в том, что платформы являются всего лишь посредниками, а следовательно не нанимают водителей или курьеров на велосипедах.

Получается, что нет больше традиционных, стабильных трудовых отношений, сопровождаемых всеми социальными правами, связанными с наймом. Кроме того, эти люди должны жить в постоянном страхе быть исключённым из системы оповещений, если по какой-либо причине платформа ими недовольна.

В конечном итоге, привычная стабильная работа по восемь часов день пять дней в неделю превратилась в другую: сегодня ты работаешь восемь часов, завтра шесть, а послезавтра только три, в зависимости от необходимости твоего нахождения на рабочем месте. Конечно, такой подход повышает эффективность компаний, но мешает человеку планировать свою жизнь а, в случае США, например, скопить денег на университет для детей или плачивать медицинскую страховку.

Испанская ситуация была бы раскрыта не полностью без упоминания ещё одного факта. Стоимость увольнения сотрудника в Испании является одной из самых высоких среди стран-членов ОЭСР. По словам организации, это объясняет любовь компаний к временным рабочим договорам, существовавшую задолго до цифровой революции.