The Guardian: Страх и ненависть в Давосе

Пожалейте миллиардера, так как он сейчас испытывает новое для себя и совсем не уютное ощущение - страх, пишет колумнист the Guardian Адитья Чакраборти (Aditya Chakrabortty). Мировой порядок, к которому богач так прикипел, рушится быстрее, чем стоимость фунта. И миллиардер страшится хаоса, который воцарится, по его мнению, на месте прошлого благоденствия. Помните, что они в ужасе, - плутократы, собравшиеся на этой неделе на лыжном курорте в Швейцарии.

Какими бы банальностями они не разбрасывались перед телекамерами, мысли их занимает только смута где-то далеко внизу. Взгляните на свежий доклад организаторов саммита, который начинается с жалобного вопроса: "Мир лунатически сваливается в кризис?". В сопроводительном опросе целой тысячи больших шишек, денежных мешков и прочих "решал Давоса" в словах девяти из десяти респондентов сквозит страх. Страх торговой войны или "иной конфронтации между державами". Большинство признаются в растущем беспокойстве насчет популистских и националистических настроений и "общественного гнева по отношению к элитам". В качестве причин такого политического катаклизма они называют изменение климата и "растущую поляризацию в обществе".

В этой притворной невинности кроется как раз настоящая причина. Такие вопли подобны жалобам поджигателя на пламя от его же собственного костра. Популизм может и быть анафемой для миллионеров, но они сами его помогали его взрастить.

Десятилетиями они добивались разрушения основ стабильности для нас всех и уверяли, что это все делается для нашего же блага. Они выстроили экономическую систему, которая приносила им дивиденды и грабила всех остальных. Они лоббировали и спонсировали политиков, которые обеспечивали им легкую жизнь. И на десерт им подали Make America Great Again ("Вернем Америке былое величие" - англ.) и уличные протесты "желтых жилетов". В заснеженных Альпах ни того, ни другого не встретить, но продюсеры этого шоу должны отдавать себе должное в том, что затеяли. И теперь им так жаль, что это сказалось на дивидендах.

Последний отчет Oxfam ставит все на свои места. Всего один небольшой автобус - человек на 26 - имеет столько же активов, сколько половина населения планеты, а их общее благосостояние прирастает на 2,5 млрд долларов в день. Подобная экономическая поляризация куда омерзительнее всего, что так не нравится людям в Давосе, и это та самая первопричина социального и политического разлома, сделавшего наш мир таким нестабильным.

Никакими естественными причинами эта несправедливость не объясняется. Разрыв между сверхбогатыми и всеми остальными появился не вчера. Он рос и расширялся десятилетиями, и его увеличивали намеренно. Великобритания была на передовой в этой войне за неравенство: в свои первые два срока премьер-министр Маргарет Тэтчер более чем вдвое сократила налоги богатым и сломала хребты профсоюзам. За шестнадцать лет пребывания в должности главы кабинета Тэтчер и Джон Мейджор уничтожили больше общественных институтов и достижений, чем Франция, Италия, Испания, Германия, Австралия и Канада вместе взятые.

О, это уже история, скажут теперь в Давосе. Ничего подобного. Тэтчер уже нет, но ее идеология продолжает вытряхивать ваши карманы. Если бы рабочие сегодня получали ту же долю национального дохода, что в 1970-х годах, всем было бы намного лучше. По расчетам исследователей из Foundational Economy, штатный работник со средним жалованьем в £29 574 ($38 527) получал бы на £5471 ($7127) больше.

При этом боссы наслаждаются невероятными барышами, как Джефф Фэрберн из строительной Persimmon, который получил перед увольнением £47 млн ($61 224 080), то есть £882 за каждый фунт, заработанный работником компании.

Куда вела Тэтчер, туда же в большей или меньшей степени последовал весь Запад. Политические лидеры всех оттенков раздавали богатым все, что те хотели. Не имело никакого значения, за кого ты голосуешь - за Тони Блэра или Дэвида Кэмерона, за Билла Клинтона или Джорджа Буша. В любом случае сливки снимал человек Давоса. Налоги для богатых и бизнеса урезались, общественные институты перепахали ради частных фирм, и под покровом тайны заключались торговые сделки, которые приносили большим корпорациям такие дивиденды, о которых они только мечтать могли.

Наконец, спустя более десятка лет после банковского краха режим выскочил из накатанной колеи. Отсюда общественный гнев, настолько яростный, что политические и финансовые элиты не способны ни понять его, ни справиться с ним. "Не могу придумать лучшей метафоры для нынешней растерянности в Давосе, чем тот факт, что Эмманюэль Макрон, которого представляют чуть ли не платоническим идеалом политика с опытом инвестиционного банкира, не смог приехать на всемирный экономический слет в Альпах, потому что приходится разбираться с "желтыми жилетами". Какой облом, когда бедные нарушают твои планы на отдых", - пишет Адитья Чакраборти.

"Все это я пишу не для того, чтобы сказать, что один процент населения планеты, отгороженный от всего мира бетонными блоками и снайперами, совсем не обеспокоен обнищанием всех прочих жителей Земли, - продолжает обозреватель the Guardian. - Они думают о нас, если удосужатся заметить наши проблемы. Но они так и не осознали, что являются основной причиной их. Если богатые рассчитывают на то, что у капитализма есть будущее, давно пора сдать назад и поделиться достижениями. Однако эта простая истина до них не доходит. В прошлом году в Давосе Дональда Трампа горячо приветствовали. Сверхбогатые совсем не ненавидят всех популистов, лишь тех, кто отказывает им в дальнейшем обогащении".

Разрезая ленточку перед наступлением нового экономического порядка в 1980-х годах, Рональд Рейган говорил, что девять самых пугающих слов в английском языке - это "я работаю на правительство и пришел сюда вам помочь". Шутка - не шутка, но цель ее довольно очевидна. За последние три десятилетия политические и экономические элиты рубили все наши социальные достижения под корень - права, налоги, институты. Это оказалось выгодным, на какое-то время, но теперь угрожает их собственному миру. Но они продолжают блокировать все разумные альтернативы по налогообложению или благосостоянию населения, наделению правами простых рабочих, лишению компаний возможности обогащать только их хозяев.

Кризис нельзя разрешить с горних альпийских высот, бразды надо отдавать тем самым ордам внизу. Через тридцать лет после Рейгана девять самых смешных слов в английском языке звучат так: "Я богатей из элиты и пришел сюда вам помочь".

Если Вы нашли ошибку в тексте - выделите ее и нажмите Shift + Enter или Нажмите тут.