WP: Одни дома

Республиканцы в Конгрессе США страдают от стокгольмского синдрома, причем случай у них тяжелый, пишет колумнист the Washington Post Макс Бут (Max Boot). Они прекрасно помнят о прошлых попытках. Даже потеря 40 мест в Палате представителей и падающие рейтинги Трампа не могут спасти их от железной хватки нынешней администрации Белого дома. Как будто похититель оставил их одних дома, а они боятся выйти наружу.

Не надо было ждать 35 дней, чтобы завершить бессмысленный шатдаун. Можно было скооперироваться с демократами и обеспечить работу правительственных структур. Если только захотеть помешать Трампу. Но таких в Сенате нашлось только шестеро. А теперь они размахивают своим главным козырем - Конгресс же решает, на что тратить деньги.

Но республиканцы ничего не сделали. Они могли отклонить тарифы на торговлю с Канадой, но стерпели. Каким бы союзниками канадцы ни были, они стали угрозой для национальной безопасности. Ни один из протекционистских шагов Трампа в Республиканской партии не восприняли в штыки.

Сенатский юридический комитет действительно запретил увольнять Роберта Мюллера, который занят расследованием связей Трампа с Россией, но лидер большинства в Сенате не дает проголосовать, а сенаторы Грасли и Блюменталь, который вообще демократ, представили законопроект, который должен запретить публичное представление результатов расследования Мюллера. Хочется пожелать удачи всем лидерам парламентского большинства.

Еще один красочный пример - это принятое постановление о запрете Трампу выйти из НАТО. 70 лет членства в альянсе, а за него голосуют только 22 республиканца в Сенате. Трудно выбирать между предубеждениями о русском влиянии и национальной безопасностью.

У Трампа в Конгрессе, определенно, есть оппозиция. Но когда дело дошло до алюминия Олега Дерипаски, единый фронт сразу развалился. Казначейство сняло санкции только за сокращение доли владельца ниже 50 процентов. И все только ради того, чтобы цены не взлетели, это же второй по величине производитель алюминия в мире.

Все это выглядит не как "Америка первая". Это больше всего похоже на "Трамп первый". Президент Франклин Рузвельт описывал это в другом контексте, но очень подходяще: "Безымянный, бессмысленный, неоправданный террор".

Если Вы нашли ошибку в тексте - выделите ее и нажмите Shift + Enter или Нажмите тут.