La Razón: Чёрная легенда о завоевании Мексики не такая уж и чёрная

Испанское издание La Razón проконсультировалось с двумя профессорами современной истории, чтобы попытаться пролить свет на причину необычной просьбы президента Мексики, помимо желания снискать расположение наиболее уязвимых классов своей страны незадолго до того, как повысить им налоги.

Для Альфонсо Буйон де Мендозы (Alfonso Bullón de Mendoza), профессора современной истории в Университете Сан-Пабло CEU, требование мексиканского президента Андреса Мануэля Лопеса Обрадора является «полным идиотизмом». «Мексика – страна испанской культуры. Абсурдно критиковать завоевание, которое фактически стало началом массивного развития страны», говорит он. По мнению историка, за письмами Лопеса Обрадора в Мадрид и Рим может также стоять «попытка найти ответственных за произошедшее: кто-то должен быть виновен за всё, что рухнуло после независимости, когда во время испанского правления они имели тот же культурный уровень, что и США». В качестве иллюстрации своих слов, Альфонсо Буйон де Мендоза вспоминает работу мексиканского государственного деятеля Лукаса Аламана (Lucas Alamán), «лучшего испаноязычного историка XX века», в которой он сравнивает испанскую Мексику, где все работало как часы, с первыми консервативными правительствами, когда «дела обстояли намного хуже».

Другой профессор современной истории, Марио Эрнандес Санчес-Барба (Mario Hernández Sánchez-Barba), объяснил La Razón, что Лопес Обрадор находится под мощным влиянием националистического образования, полученного в мексиканской государственной школе в 1950-х годах. Именно в это время Институционно-революционная партия (PRI) пережила серьёзный кризис идентичности, что привело её приверженцев к необходимости выбора исторического ориентира между индихенизмом и эпохой наместничества. Выбор пал на первый вариант, что, по мнению Санчес-Барбы, и стало причиной политического дрейфа, который закончился написанием писем в Испанию и Ватикан. Марио Эрнандес считает, что на самом деле нельзя говорить о «завоевании», поскольку это было последовательное «включение» в Испанию коренных народов, большинство из которых добровольно присоединились к Эрнану Кортесу (Hernán Cortés), убегая от гнёта Монтесумы.

Если Вы нашли ошибку в тексте - выделите ее и нажмите Shift + Enter или Нажмите тут.