МБХ: Первые итоги мусорной реформы

Фото: Митинг против свалки в Шиесе. Николай Викторов / ВКонтакте

В России уже три месяца продолжается мусорная реформа. В нескольких десятках регионов проходили экологические протесты, граждане жалуются на высокие тарифы, ошибки в квитанциях и игнорирующих их региональных операторов. «МБХ Медиа» подвело первые итоги реформы, «о которой россияне узнали, только когда им пришли новые квитанции за мусор».

В первую очередь сильно повысились тарифы на вывоз мусора. Раньше они рассчитывались исходя из площади квартиры; теперь — из количества прописанных на этой площади людей, отмечает «МБХ Медиа». Особенное остро такая проблема стоит в отдаленных посёлках, где люди в основном работают вахтовым методом, а квитанции в их отсутствие продолжают приходить тем, кто остался дома: пенсионерам и женщинам с детьми.

Кроме того, во многих регионх новые операторы часто допускают ошибки в платёжных квитанциях. Например, в Нижнем Тагиле администрация получила больше 50 тысяч жалоб на неточности в платёжках. При этом одна из самых распространенных «ошибок», которую операторы допускают в квитанциях — включение в них уже умерших людей. Сообщения об этом поступали сразу из нескольких регионов, отмечает издание.

Самый яркий из «мусорных протестов» — идущий с прошлого года протест на станции Шиес в Архангельской области, где местные жители выступают против постройки мусорного полигона, на который будут везти мусор и Москвы. 24 февраля в Северодвинске на митинг против московского мусора в Архангельской области вышли больше 20 тысяч человек. Однако в некоторых регионах граждане всё-таки добились некоторого успеха и мусорные операторы обратили внимание на протесты. Так, «Спецавтохозяйство», которое занимается мусором в Удмуртии, провело круглый стол с экологическими активистами и администрацией Ижевска, на котором приняли несколько интересных решений, пишет «МБХ Медиа». В течение года жители будут складывать «полезные» отходы (пластик, стекло, металл и бумагу) в них и платить только за то, что не пойдет на переработку. Несмотря на то, что это единичный случай и пока только эксперимент, можно надеяться, что в будущем такую практику примут на вооружение другие операторы.