El País: Новый Нотр-Дам или его точная копия?

Пожар в парижском соборе Нотр-Дам потряс весь мир. В первые же сутки на реставрацию главной французской достопримечательности было пожертвовано 300 млн евро. Однако, эксперты расходятся во мнении о том, как восстановить архитектурную жемчужину Парижа после пожара, пишет El País.

Нотр-Дам был «его вселенной», писал Виктор Гюго, имея в виду Квазимодо. Потому что соборы помимо своего духовного и культурного мира, находятся в постоянном движении и несут в себе историю человечества. Даже Собор Святого Иакова сейчас выглядит не так, как в XI веке, а в XII веке Нотр-Дам не был украшен горгульями. Архитектор Эжен Виолье-ле-Дюк фактически переделал его в середине XIX века. На сегодняшний день между экспертами и архитекторами всего мира уже идут дебаты о том, нужно ли вернуть собору первоначальный вид или же, наоборот, привнести в его архитектуру элементы XXI века, отражающие произошедшую катастрофу. Единодушия между ними не наблюдается.

Сомнения одолевают Кармен Лоренцо, директора Высшей школы реставрации Bens Culturais de Galicia. «Я не знаю», – признается она, хотя и демонстрирует непреклонность в необходимости анастилоза (метод реставрации, заключающийся в воссоздании разрушенного памятника из его отдельных частей). «При этом, обязательно должна быть видна разница в цветах и оттенках между старыми элементами и новыми. Ни в коем случае не должно складываться ощущение, что ничего не случилось», – говорит она.

Заместитель директора Института культурного наследия Хавьер Рибера Бланко признает, что восстановление парижского собора вызвало «большую полемику». «Я бы использовал огнеупорные материалы, даже железо. Что совершенно не имеет смысла – это делать копии разрушенных скульптур. Новые детали должны иметь современный стиль, а не быть копией старых».

Попечитель Фонда современной архитектуры Франциско Дарока, напротив, считает, что «иконография Нотр-Дама настолько мощна», что лучше всего восстановить её «как можно точнее». «Парижский собор – лицо города. Это сила коллективной памяти, которая отрицает любые возможные модификации. Его внешний вид должен быть таким же, как до катастрофы». В качестве примера он приводит Собор Святого Марка в Венеции, чья колокольня полностью разрушилась в 1902 году. «Никто бы не принял что-то другое».

В свою очередь, член Коллегии архитекторов Каталонии Жозеп Феррандо утверждает, что не следует восстанавливать внешний вид собора, но во время реставрации необходимо придерживаться «новаторского подхода Виолле-ле-Дюка». «Он использовал техники и приёмы своего времени. Кстати, его работа пострадала больше всего, поэтому теперь мы должны сделать то же самое, что и он».

Глава реставрационной службы Diputación de Alava Кристина Арансай "не стала бы воспроизводить первоначальный облик собора" поскольку считает, что «должно остаться свидетельство катастрофы». Карлота Сантабарбара из Ассоциации реставраторов Испании (ACRE) также выступает против «ложной истории» по этическим соображениям.

«Вселенная», описанная Гюго, навсегда остается в сознании мира. Нужно только решить, продолжит ли Квазимодо подниматься на старые каменные опоры XII века или ухватится за современный купол из стекла и стали.

Если Вы нашли ошибку в тексте - выделите ее и нажмите Shift + Enter или Нажмите тут.