Большое интервью Путина Financial Times

Сайт Кремля

В преддверии саммита G20 в Осаке президент России Владимир Путин дал интервью британской газете Financial Times. В нём Путин рассказал о предстоящем саммите, отношениях США и КНР, операции в Сирии и отравлении экс-полковника ГРУ Сергея Скрипаля. Полный текст интервью опубликован на сайте Кремля.

О ситуации в мире

«Ситуация не стала лучше, я скажу так очень аккуратно, оставаясь в известной мере оптимистом. А если сказать прямо, она, конечно, стала более драматичной и взрывоопасной. Мир стал более фрагментированным и менее предсказуемым, что самое главное и что самое печальное».

О саммите G20

«Мне бы очень хотелось, чтобы все участники этого мероприятия подтвердили своё намерение, хотя бы намерение, вырабатывать общие правила, которых все будут придерживаться, и показали бы своё стремление и желание к укреплению международных финансовых и торговых институтов. Всё остальное — детали». 

О Дональде Трампе

«Господин Трамп, он же не карьерный политик, у него своё видение мира и своё видение национальных интересов США. Я, например, не согласен со многими способами решения проблем, которые он использует. Но знаете, в чём дело, на мой взгляд? Он талантливый человек. Он очень тонко чувствует, что ждёт от него избиратель».

Об отношениях России с Китаем

«Наши отношения с Китаем не продиктованы сиюминутной политической либо какой другой конъюнктурой. Нам не нужно ни к чему присоединяться и не нужно против кого бы то ни было выстраивать свою политику. Мы вообще с Китаем не выстраиваем политику против кого бы то ни было. Мы просто последовательно реализуем наши планы по развитию сотрудничества, с 2001 года мы это делали, и мы просто идём последовательно по реализации этих планов».

О Сирии

«Мы [в Сирии] добились даже большего, чем я ожидал. Во‑первых, уничтожено большое количество боевиков, которые планировали вернуться в Россию, — речь идёт о нескольких тысячах человек, — в Россию либо в соседние страны, с которыми у нас нет визового режима. И то, и другое для нас одинаково опасно. Это первое. Второе: мы всё‑таки добились стабилизации ситуации в регионе, который близок от нас географически. Это тоже чрезвычайно важно. И мы, таким образом, напрямую повлияли на обеспечение безопасности самой России внутри нашей страны — это третье». 

О Венесуэле

«Мы не имеем отношения к тому, что происходит в Венесуэле. Там присутствуют наши специалисты, но российских войск там нет. Да, мы продавали оружие в Венесуэле, но это абсолютно нормальная практика, так все делают — как те же американцы делают, британцы делают, китайцы делают, Франция делает — и мы так же, мы продавали Венесуэле». 

О Скрипале

«Нам говорят: вы отравили Скрипалей. Во‑первых, это нужно будет доказать. А второе, обыватель слушает и говорит: кто такие Скрипали? А Скрипаль, оказывается, шпионил против нас [России]. У обывателя возникает вопрос: а зачем вы шпионили против нас с помощью Скрипаля, может быть, не надо было этого делать? Надо просто это оставить в покое уже, пускай спецслужбы сами разбираются с этим делом».

О либерализме

«Сама либеральная идея себя изжила, она вступила в противоречие с интересами подавляющего большинства населения. Потом традиционные ценности. Я не хочу никого обидеть, понимаете, нас и так делают гомофобами и так далее. А мы ничего не имеем против людей нетрадиционной сексуальной ориентации. Дай бог здоровья, пусть живут так, как считают нужным. Но некоторые вещи для нас кажутся избыточными. Напридумывали, я не знаю, там пять полов уже или шесть полов. Я даже не могу их воспроизвести, я не знаю, что это такое. Хотя пускай всем будет хорошо, мы ничего против никого не имеем. Но нельзя за этим забывать и культуру, и традиции, и традиционные устои семей, которыми живут миллионы людей коренного населения»

О своём преемнике

«Я без всякого преувеличения Вам скажу, что я думаю об этом всегда начиная с 2000 года. Ситуация меняется, меняются определённые требования к людям. А в конечном итоге, я скажу это без всякого кривляния и преувеличения либо без всякой красовки, в конечном итоге решение должен принять российский народ. Что бы и как бы ни делал действующий руководитель, кого и как бы он ни представлял, конечное слово за избирателем, за гражданином Российской Федерации».

Если Вы нашли ошибку в тексте - выделите ее и нажмите Shift + Enter или Нажмите тут.