КОММЕРСАНТ: Мединский и «Высокая литература»

мединский
Фото: bm24.ru

События на Международной Книжной выставке-ярмарке показали, что Министр Культуры Владимир Мединский не знаком с понятием объективности.

Во время пресс-конференции Владимир Мединский высказался о том, что одно из самых популярных явлений массовой культуры «комиксы» , это чтиво для убогих.

Странная формулировка, не так ли?

Мединский пояснил свою точку зрения тем, что комиксы предназначены для детей дошкольного возраста, а не для взрослых людей. Взрослые люди, по его мнению, должны интересовать более высокой литературой, а не глупыми картинками.

Напомним, что в комиксы популярны, как среди детей, так и среди взрослого поколения.

Одна из самых серьезных книг написана именно в этом жанре.

Комикс «Босоногий Гэн» написан Кэйдзи Накадзава, который сам стал прототипом главного героя.

История, описанная в комиксе, является повестью о событиях 1945 года, которые произошли в Хиросиме. Кэйдзи стал мальчиком, которому впоследствии было дано прозвище – хибакуся, как и большинству тех, кто выжил в той страшной трагедии. Хибакуся – это название всех людей, которые смогли выжить в той рукотворной катастрофе.

Кэйдзи Накадзава в своих трудах рассказывал о том, как смог пережить эту трагедию, о том, что после той бомбардировки его родные погибли, получив смертельную дозу облучения.

Спустя почти 30 лет после тех страшных событий, мир увидел цикл комиксов «Босоногий Гэн». К 1983 году вышло 10 циклов это истории.

На основе труда Кейдзи Накадзава сняты художественные фильмы и мультфильмы. В Японии этот комикс находится в обязательной школьной программе для изучения. В комиксе автор, не стесняясь, писал, что вина за смерти невинных людей на императоре, который был у Японии в то страшное время.

В 2007 году в Вене прошла встреча посвященная теме ядерного оружия. В знак того, что нужно беречь друг друга и не применять ядерное оружие, представители от Японии привезли с собой для всех присутствующих на встрече, комиксы «Босоногий Гэн».

Так о каком чтиве для дошкольников или убогих, говорил Мединский?