30 лет падения стены: “Берлинская стена пала и в Африке”

Obzor-gazet.ru

Гражданские войны, освободительные движения и дружба народов: после окончания холодной войны для многих африканцев тоже ничего не осталось, как было раньше.

“Для всех стран-партнеров ГДР падение стены имело огромные последствия, особенно для африканских государств, таких как Мозамбик, Ангола или даже Эфиопия”, говорит Маркус Меккель в беседе с Obzor-gazet.ru, который был последним министром иностранных дел ГДР в 1990 году незадолго до воссоединения. Действительно, ГДР установила особые отношения с рядом африканских стран, таких как Эфиопия, Ангола, Мозамбик, Гвинея-Бисау или Танзания, а также с освободительными движениями, такими как СВАПО в Намибии или АНК в Южной Африке. ГДР поддерживала эти страны и организации в “строительстве социализма”, существовали преференциальные торговые соглашения, программы обучения и даже помощь оружием. “После падения стены все это закончилось относительно быстро”, вспоминает Маркус Меккель, который до падения стены, будучи евангелическим пастором в Магдебурге, много общался с африканцами из” братских государств ГДР.

Были ли отношения с “братскими социалистическими странами” в Африке в то время, когда он занимал пост министра иностранных дел ГДР, вообще проблемой? “Мы организовали первые свободные выборы, и тогда до воссоединения оставалось всего несколько недель или месяцев”, вспоминает Маркус Меккель. “Я пытался затронуть в Министерстве иностранных дел тему Африки, но из этого в те бурные времена ничего не вышло”. Для заинтересованных государств и организаций в Африке это означало, что ГДР внезапно отпала как страна-партнер. Страны должны были переориентироваться с сегодняшнего дня на завтрашний.

Также около 20 000 африканских студентов и подрядчики, которые жили в конце 80-х годов в ГДР, успели почувствовать эти изменения сразу: они пришли из Мозамбика, Анголы, Гвинеи-Бисау, Кабо-Верде и Эфиопии. Мозамбикцу Аделино Массувиру Жоао было 28 лет, и он работал в “комбинате автомобильного, спортивного и охотничьего оружия” в Тюрингии Зуль по международному договору о дружбе.

“После падения стены наши трудовые договоры были расторгнуты, и мы стали безработными. Большинству из нас пришлось возвращаться в Мозамбик”, вспоминает Massuvira: “20.000 молодых мужчин и женщин вдруг оказались “в подвешенном состоянии”. Это тоже было следствием падения стены”, говорит он. Падение стены застало африканцев в ГДР совершенно неподготовленными к этому. Немцы были заняты собой и своими проблемами на то время. А в самом Мозамбике правительство сосредоточилось на гражданской войне против антикоммунистических повстанцев “Нас просто подвели.”