Китай "арестовывает Уйгуров без всякой причины"

Узкая, ничем не примечательная лестница, ведущая в ярко освещенную подвальную мечеть в оживленном стамбульском районе Султан-Мурат, открывала прекрасный вид.

Внизу маленькая девочка бегала между белыми и золотыми колоннами, а дюжина мужчин, большинство из которых все еще были в зимних пальто, молились на бледно-голубом ковре. Все мужчины-уйгуры, мусульманская община, базирующаяся в Синьцзян-Уйгурском автономном районе Северо-Западного Китая.

Там, в Синьцзяне, эти послеполуденные молитвы были бы опасным действием. С 2016 года китайское правительство арестовывает уйгуров и заключает их в тюрьмы, которые официально называются "центрами профессионального образования", но на Западе называются лагерями "перевоспитания".

Все мужчины подняли руки, когда их спросили, сколько из них имеют родственников в Синьцзяне, которые исчезли в китайской сети тюрем и лагерей.

Затем они достали свои смартфоны и показали фотографии удостоверений личности своих родственников; фотографии жен, детей и родителей, которые исчезли без следа.

"Я даже не знаю, жива моя дочь или нет", сказал один из мужчин, глядя на фотографию молодой стройной женщины.

"Китайское правительство хочет взять полный контроль и уничтожить всех людей, которые там живут", заявил имам мечети, сердито жестикулируя. Они хотят уничтожить уйгуров и нашу культуру."

Трудно точно сказать, сколько человек было заключено в тюрьму. Согласно оценкам, по меньшей мере 1 миллион из примерно 10 миллионов уйгуров, живущих в Синьцзяне, исчезли в сети тюрем и лагерей, построенных китайскими властями.

По сообщениям из региона, некоторые задержанные содержатся под стражей бессрочно, а другие перемещаются в трудовые лагеря. Те, кому разрешено вернуться домой, находятся под пристальным наблюдением местных властей, причем их свобода передвижения строго ограничена.

Китайские власти утверждают, что "центры профессиональной подготовки были построены для борьбы с "экстремистскими идеями и обеспечения уйгуров "ценными навыками". В лагерях заключенные проходят строгий процесс индоктринации и проходят курсы китайского языка. В недавнем интервью во время визита в Берлин министр иностранных дел Китая Ван И сказал, что нескольким НПО, журналистам и дипломатам был предоставлен доступ в Синьцзян, и "они не видели ни одного концентрационного лагеря или лагеря перевоспитания." Ван добавил, что "в Синьцзяне нет преследования уйгуров."

Если Вы нашли ошибку в тексте - выделите ее и нажмите Shift + Enter или Нажмите тут.