Эко-итоги 2020 года от НИА «Экология»

2020 год был очень богатым на события самого разного характера, в том числе – и в сфере экологии.

Событие года – пандемия коронавируса – сказалась на экологии двояко. С одной стороны, во всём мире и, в частности, в России, сократились выбросы в атмосферу, на прежние места обитания, обрадованные отсутствием туристов, вернулись некоторые виды животных и птиц. С другой стороны, чтобы компенсировать убытки, предприятия стали экономить на экологических мероприятиях и приостановили модернизацию, а природу заполонили средства индивидуальной защиты – маски и одноразовые перчатки. Их находят везде – в лесах, степях и даже в океанах, они стали (и это не прекратится в ближайшие десятилетия) причиной гибели огромного количества животных, птиц и морских обитателей. При этом отечественная наука представила как минимум две важные разработки – экобоксы, дезинфицирующие использованные маски, и экоматериал, из которого предполагается изготавливать полностью разлагающиеся маски.

Не связанных с пандемией событий в российской экологии тоже было немало.

Настоящей катастрофой, последствия которой, по оценкам экспертов, экосистема Арктики и, возможно, Северного Ледовитого океана, будут испытывать как минимум 10 лет, стал разлив нефти в Норильске 29 мая. 21 тысяча тонн горючей жидкости вылилась за пределы промзоны и попала и в грунт, и в водоёмы – реку Амбарную и озеро Пясино. Общая площадь, пострадавшая в результате катастрофы на ТЭЦ-3 составила 180 тысяч квадратных метров. Greenpeace назвал катастрофу самой крупной в истории заполярной Арктики. Общий ущерб от аварии Росприроднадзор оценил в 148 миллиардов рублей.

Разливы нефтепродуктов происходили и в других регионах России: в Находке, в Подмосковье, в Прибайкалье, в Крыму, в Республике Коми и не только.

Нельзя не вспомнить и экологическую катастрофу в Усолье-Сибирском – там летом произошла утечка вод с бывшего химического предприятия, в результате чего в Ангару попало огромное количество аммония, фенолов и фосфатов.

Ещё она российская беда – природные пожары – в 2020 году сожгли 1,76 миллионов гектаров леса, а общая площадь пожаров составила 9,1 миллионов гектаров. Такие цифры на подведении итогов года озвучил Рослесхоз, подчеркнув, что это меньше, чем в 2019 году, когда общая площадь, захваченная огнём, составляла более 10 га. Возможно, это результат введённой в 2020 году интерактивной картой лесных пожаров, позволяющей реагировать на возгорания более оперативно.

«Чёрное небо» Красноярска, хоть накрыло город и не впервые, стало для города знаковым событием. О проблеме красноярского воздуха заговорили на федеральном уровне. Были названы и другие города, страдающие от аналогичной проблемы – большинство из них относятся к Челябинской, Кемеровской, Новосибирской и Алтайской областям, Бурятии и Забайкалью. В Мурманске же в 2020 году, как и прежде, жители отчаянно, но пока безрезультатно, боролись с предприятиями из-за угольной пыли, покрывающей город и пагубно сказывающейся на здоровье.

Вред здоровью в прошлом году неоднократно наносился и жителям других городов: то тут, то там фиксировалось превышение ПДК опасных веществ в атмосфере. От выбросов страдали Челябинск, Оренбург, Омск и другие города. Кое-где приборы занижали показания – так, в Оренбургской области разгорелся крупный скандал со штрафами и увольнениями из-за того, что экопосты оказались оснащены неисправным оборудованием, не показывающем реальной картины.

Минувший год вообще был богат на экоконфликты. Мало кто не слышал о башкирском шихане Куштау, который чуть было не уничтожили ради разработки известняка. Борьба за гору стала действительно национальной – в Башкирии прошло несколько митингов, в защиту шихана выступили и россияне из других регионов. Этот конфликт разрешился благополучно – президент Башкирии Радий Хабиров предложил сделать Куштау заповедником и эту идею уже поддержало Министерство природы РФ.

Меньше повезло горе Машук в Пятигорске. Едва ли не весь год за неё с губернатором Ставрополья боролась прокуратура, однако строительство на особо охраняемой природной зоне всё-таки ведётся.

Ещё один крупный конфликт разгорелся в Богдинско-Баскунчакском заповеднике в Астраханской области. Там хотят снести земляные плотины в Горькой речке. По мнению ООО «Руссоль», они препятствуют солевосполнению озера. Сотрудники же заповедника уверены: снос плотин станет катастрофой не только для самого озера, но и для всей местной экосистемы. Споры вокруг заповедника не утихают до сих пор.

На фоне индустриального проекта по достройке БАМа и Транссиба вспыхнули горячие споры о возможности в таких условия сохранить уникальную экосистему Байкальской природной территории. В ответ РЖД подписало меморандум, согласно которому обязалось соблюдать все эконормы при строительстве. Во многом, по нашему мнению, это смотивировало компанию объявить 2021 год в РЖД годом экологии.

Немалое количестве лесов в 2020 году попали под угрозу вырубки или уже вырубаются. Причина – застройка природных территорий. Так скандалы вокруг лесов вспыхивали в ЧелябинскеОмске, Крыму, Барнауле и других регионах.

А жители Санкт-Петербурга в прошлом году ощутили реальную угрозу лишиться единственного экологически чистого района в городе – туда, в посёлок Белоостров, планируют «переселять» асфальтобетонный завод.

Страдала и российская фауна. Даже людям, не слишком интересующимся проблемами экологии, запомнятся массовая гибель морских обитателей на Камчатке и более двухсот погибших тюленей на побережье Каспия в районе Махачкалы.

Нельзя, разумеется, не вспомнить и хорошее. Например, создание в России единой базы данных по популяции амурского тигра, которая послужит спасению вида этого красивого и, к сожалению, исчезающего хищника. Стартовали в прошлом году и программы по спасению чёрного аиста и сокола.

Особый проект разработали и по спасению краснодарских рек. В регионе в прошлом году была аномальная засуха и водным артериям потребовались срочные меры. В целом в России в прошлом году очень масштабно занялись проблемами водных объектов, в том числе и связанными с вредом от затонувших судов.

Отдельный документ — приказ Министерства природных ресурсов и экологии России — посвятили сохранению экосистемы озера Байкал. Документ ограничивает предельно допустимые воздействия на природу этой территории. Этот приказ можно считать настоящей победой экологов, который год добивающихся защиты озера от губительного воздействия техногенных факторов.

Хотя и не безупречный, но всё-таки первый и очень долгожданный закон об ответственном обращении с животными также заработал в России в 2020 году.

Ещё один важный документ минувшего года — Административный регламент выдачи разрешения на захоронение отходов и других материалов на континентальном шельфе.

Сдвинулась с мертвой точки и тема ликвидации накопленного вреда. Так, например, очень оперативно был ликвидирован ртутный цех на территории «Сибирского Чернобыля». И вообще, под конец года вице-премьер Виктория Абрамченко попросила территории безотлагательно провести ревизию подобных объектов, еще не включенных в специализированный реестр.

Проблема отходов всех классов вообще поднималась в минувшем году регулярно. Вице-премьер занимается вопросами свалок и переработки мусора регулярно. Регионы тоже стараются решать проблему мусора. Так, в ленинградской области появились новые технологии по переработке мусора, а в Новгородской области, Башкирии и Республике Бурятия ввели новые мусоросортировочные предприятия.

В стране не только были ликвидированы множественные свалочные полигоны, но и появился уникальный маркетплейс, на котором любой россиянин может продать (или купить) всё, что годится в переработку.

Огромный вклад в самые разные направления экологической работы внёс в 2020 году национальный проект «Экология». Благодаря ему спасением и восстановлением природных территорий, их флоры и фауны, а также проблемами мусора и его переработки заинтересовались и рядовые россияне.

Под занавес года государство сделало еще один подарок: экомаркировку товаров наконец-то стандартизируют.

Наука в этом году тоже не отставала от общего тренда, предлагая новые решения и технологии, а предприятия старались зарыблять водоемы, высаживать леса и очищать территории. Социальная ответственность компаний постепенно дополняется ответственностью экологической.

Конечно, год был насыщенным, поэтому упомянуть все события просто невозможно. У экологов планов и проектов много, как и не решенных проблем.

А мы продолжаем следить за актуальной экологической повесткой и надеемся, что 2021 будет менее катастрофичным для природы, но более богатым на добрые экологические дела и события.

Если Вы нашли ошибку в тексте - выделите ее и нажмите Shift + Enter или Нажмите тут.