Евгений Ренге рассказал о том, каковы перспективы угольной промышленности России

Россия планирует к 2050 году занять четверть угольного рынка мира. В начале июля об этом рассказал Петр Бобылев, который является директором департамента промышленности Министерства энергетики страны. В настоящее время Россия занимает 18% мирового рынка. В начале августа вступит в силу пятый пакет санкций. Реален ли прогнозируемый рост? Что ждет угольную сферу?

Важное место в информационном пространстве вокруг перспектив экспорта угля России в настоящее время занимает очередной пакет санкций Евросоюза. Его положения гласят, что в августе Европа планирует введение полного эмбарго на поставки различных видов данной продукции. Если учитывать результаты прошлого года, можно говорить о 50 миллионах тонн угля разных сортов в год. В том числе, это очень востребованный в европейской промышленности антрацит.

Существенный дисконт

Минэнерго считает, что к концу текущего года Россия сможет добывать 17% угля, а экспортировать 30%. Этот сценарий негативный. Теперь все напрямую зависит от того, насколько быстро будут переориентированы поставки на рынки Турции, Индии, Китая и других стран.

На данном пути придется преодолеть несколько препятствий. Первое из них экономическое. Государства, которые будут получать в больших объемах российский уголь уже в настоящее время имеют определенную структуру его импорта. Для того, чтобы изменить ее в пользу России, продавцам придется предложить уголь с незначительной скидкой. Сегодня это уже происходит в различных отраслях экспорта. В настоящее время такой дисконт составляет около 30% от значений общемирового уровня.

Для самой Европы антрацит и в целом уголь подорожает. Приобретать его придется у поставщиков, которые разбросаны по всему миру. При этом в других государствах он подешевеет, так как будет наблюдаться избыток предложений.

Похожая ситуация сейчас сложилась на нефтяном рынке. Иран стремится перебить недорогое предложение российского сырья, поэтому существенно снижает цены на нефть, которую поставляет в Китай.

Логистика стран Востока

Такой избыток предложений по низким ценам необходимо обеспечить. Но не все столь просто. Организация рентабельной поставки угля возможна только по морю или железной дороге.

Сейчас БАМ и «Транссиб» загружены практически по максимуму. Запрет на ввоз товаров из Европы увеличил товарооборот со странами Востока, большей частью с Китаем. В настоящее время инфраструктура ж/д стала ареной жесточайшей схватки между отправителями грузов. Важную роль среди них играют угольщики.

Как сообщил Евгений Ренге, еще в апреле комиссией «Энергетика» было рекомендовано остановить перевозки контейнерами по БАМу и «Транссибу» до того момента, когда будет отменено внешнее давление санкций. Авторы такой рекомендации аргументируют ее достаточно просто. Тонна груза способна принести России 30 долларов выручки. Но при этом невозможно экспортировать сырье на 600 долларов.

Не стоит рассчитывать на то, что пропускная способность инфраструктуры железной дороги существенно увеличится. БАМ модернизируется уже давно. Но даже сданная первая очередь объектов на данный момент не дает достичь поставленных целей.

Для частичной компенсации узких мест БАМа можно увеличить перевалочные мощности реки Амур. Представители угольной сферы страны направили такое предложение в правительство страны. Нужно развивать данное направление для того, чтобы увеличить объемы экспорта угля в Китай. Для этого стоит использовать речные баржи.

Есть возможность успешно совместить данный проект с возведением терминала в Николаевске-на-Амуре. Это позволит перегружать уголь на балкеры, чтобы транспортировать их по морю. Но здесь есть сложности. У России нет такого флота. Даже при принятии соответствующего решения, строительство займет не один год. При этом перевозчики из разных стран ощутят на себе неминуемые последствия кризиса.

Страховщики из других стран в апреле текущего года признали воды России зоной высокого риска. Результатом стало существенное поднятие ставок. Это оказало давление на прибыльность экспорта угля. Судовладельцы повысили цены в несколько раз.

Через 6 месяцев Европа планирует введение полного запрета на страхование тех судов, которые вывозят нефть из России. Вполне вероятно, что аналогичные правила будут введены и в отношении транспорта, который перевозит уголь.

Данные проблемы не остановят экспорт. Но увеличить его будет существенно сложнее. Помочь способны только различные меры поддержки государства. Она необходима отрасли в кратчайшие сроки.

Платежи

Так как у России нет доступа к крупным финансовым рынкам, экспорт еще больше усложняется. Платежи в долларах через структуры транснационального уровня недоступны. Экспортеры ищут возможности рассчитываться в национальных валютах.

Можно сделать вывод, что проблема платежей не будет сильно влиять на эк4спорт России. В настоящее время появились другие механизмы расчетов. Нужно лишь расширять список валют и оптимизировать механизмы подобных сделок.

ESG не столь страшен

В прошлом году угольной сфере России пророчили сложные времена. Связаны они были с практикой ответственного инвестирования, а также с успешным продвижением актуальной «зеленой повестки».

Но в 2022 году все кардинально изменилось. Цены на газ и нефть резко выросли. Угольная отрасль возродилась. Начался данный процесс еще в прошлом году. Именно тогда стали восстанавливаться национальные экономики. Санкции привели к существенному ускорению этого процесса. Принципы устойчивого развития перестали существовать.

Евгений Ренге  также добавил, что на сегодня экономические условия резко изменились. Экспортеры России начали активно осваивать новые рынки. Это позволило сосредоточиться на том, чтобы удовлетворять растущий спрос. При этом можно не беспокоиться по поводу того, что все угольные ТЭС массово закроются.

Перспективы развития угольной сферы

На данный момент нет отчетности компаний, которые формируют рынок. Именно поэтому делать краткосрочные и долгосрочные прогнозы невозможно. Во время турбулентности можно опираться лишь на аналогии. Два года назад в Китае был практически полностью запрещен ввоз угля из Австралии. Австралийским товарным потокам пришлось срочно переориентироваться. На это понадобился примерно год.

У России в настоящее время нет возможности рассчитывать на данные темпы. Нужно хотя бы сохранить определенные объемы экспорта угля. Но препятствием станут не сложности с платежами или «зеленая повестка», а полное отсутствие логистики в нужных на данный момент направлениях.

Конечно же, емкость рынка угля стран, которые не входят в список «недружественных», дает возможность России продавать большие объемы угля. Но сделать это удастся только тогда, когда Россия повернется лицом к данной отрасли и будет партнером в успешном расширении полигона Востока. На такие проекты понадобится время. Но лишь после того, как они будут воплощены в жизнь, можно будет говорить о 25%.

 

Евгений Ренге

Если Вы нашли ошибку в тексте - выделите ее и нажмите Shift + Enter или Нажмите тут.